Будет кулич на столе у бездомных?

«Жилище» готовится к ежегодного Пасхального завтрака для 400 брошенных людей

Чи буде паска на столі у безхатченків?

В сообщество благотворительной организации “Дом” приходят бомжи, чтобы переночевать, поесть, постирать одежду. Здесь, в Винниках, также размещен очаг, где живут и работают люди, а иногда целые семьи, которые по тем или иным причинам оказались на улице. В городке расположено целое хозяйство с жильем, помещениями для домашних животных, столяркой, лавочками. За всем этим ухаживают бездомные, они работают на кухне, делают ремонты, убирают в городе завалы мусора на пустырях. Корреспондент “ВЗ” отправилась в центр “Дома”, чтобы поинтересоваться, сможет ли в этом году сообщество взаимопомощи организовать традиционный Пасхальный завтрак для тех, кто не имеет возможности устроить себе праздник.

Направляюсь к благотворительной лавки, чтобы встретиться с социальным работником Светланой Кіребко. Госпожа Светлана говорит, что срочно нужны волонтеры, чтобы сортировать пожертвованные вещи, украсить витрины, разложить посуду на полках. Интересуюсь, откуда все это добро: сервизы, крючковые салфетки, подсвечники, книги… Рассказывает, что раньше “Обитель” получала гуманитарную помощь от международного благотворительного движения “Эммаус” – несколько распределяли между бездомными, кое – реализовывали в магазинчике за благотворительные пожертвования. Теперь государство “перекрыла кислород” организации, помощь из-за рубежа больше не попадает в “Дом”, поэтому активизировались зичливі львовяне. “Нам звонят люди, которые хотят отдать не нужные им вещи, – говорит Светлана Кіребко. – Работники “Дома” приезжают и самостоятельно вывозят пожертвования. Это может быть еда, медикаменты, мебель, одежда, бытовая техника, предметы домашнего обихода”.

Сотрудница показывает мне мастерской, где ремонтируют поломанную технику, и столярку, где обновляют мебель. Госпожа Светлана говорит, что после того, как старенький диван заново составят и перетянут обивку, он выглядит как новый, а приобрести его можно за символическое пожертвование.

“Это у нас учебный цех, – Светлана показывает просторное помещение, где работают несколько мужчин, – здесь даем возможность бездомным получить новую квалификацию, здесь учатся обтягивать мебель, вырезать дерево. Во Львове есть еще одна такая мастерская, там работают наши воспитанники, которые уже много лет профессионально занимаются ремонтом мебели. Львовяне часто обращаются, чтобы мы отремонтировали им мебель, отреставрировали или перетянули тканью”. Подхожу к старшему мужчины, возле него деревянный застекленный каркас старинного напольных часов, спрашиваю, это он его отреставрировал. Владимир, так зовут мастера, говорит, что живет в общине пять лет, за это время научился вырезать и умеет воспроизвести даже мелкие детали в деревянных рамах или мебели.

Встречаю женщину, что живет в “Доме” с дочерью. “Я из Сумской области, – говорит Наталья. – Жила с мужем на Волыни, потом родилась дочь Катя. После смерти мужа тяжело было оплачивать аренду квартиры и прокормиться с ребенком, к родителям тоже по определенным причинам не могла вернуться. В церкви рассказали о “Жилище”, приехала сюда, живу здесь два года. Пока Катя была еще совсем маленькой, я расписывала тарелки в мастерской, затем работала в магазине, сейчас готовлю на кухне. Люди, которые здесь живут и работают, стали для меня семьей после того, как семья отвернулась от меня”.

Не все бездомные соглашаются жить в очаге – в “Доме” строгие правила, четкий график дежурств и распределение обязанностей. Однако для людей, что в определенный момент не сумели справиться с жизненными трудностями, это возможность стать на ноги и реализоваться.

Уже после обеда, а в магазинчике хозяйничает только одна волонтерка. Госпожа Светлана говорит, что добровольцев катастрофически не хватает. “Перед праздниками люди убирают в домах, поэтому охотно отдают нам вещи. А сортировать это все некому, – сетует. – “Обитель” может себе позволить только пять соцработников, зарплаты нам выплачивает “Эммаус”. В очаге живет 30 человек, они работают и в магазинчике, и на кухне, и мебель обтягивают, и в мастерской посуду разрисовывают, и курочек, свинок ухаживают, и в сообществе помогают накормить бездомных, присматривают, чтобы те постирали одежду, прошли санобработку. Волонтеров когда-то присылал центр занятости, но сейчас эта практика прекратилась. Может, кто-то хочет помочь “Дома” – вот хотя бы рассортировать вещи – были бы очень благодарны”.

Предлагаю свою помощь, начинаю раскладывать одежду из полиэтиленовых мешков, отдельно кладу книги. Сбоку лежат уже рассортированы бабушкины тарелки, чашки, блюдца…

Замечаю, что многие вещи порванные и непригодные для ношения. Бросаю их в большой мешок – вместе с макулатурой он пойдет на вторичное сырье, лучшие вещи – в магазин, отдельно комплектуем одежду для бездомных. Детские вещи и верхняя часть одежды будет распределено среди детдомов и приютов. На моих глазах посетительница магазина забирает пару высоких сапог – жертвует за них двадцать гривен. “Цены символические, это своеобразный вклад в Пасхальный завтрак, – говорит Светлана Кіребко. – Все средства от ремонта мебели, из магазина, из мастерской посуды идут на помощь бездомным. Часть суммы для праздничного завтрака уже есть – помогли благотворительные организации. Надеемся, в этом году нам принесут больше продуктов, потому что планируем накрыть стол на 300-400 человек. С этой целью “Дом” арендует помещения кафе, собираем утром 5 мая всех желающих возле Пороховой башни”.

Каждый четверг в 14.00 организация раздает возле “Порохівки” бесплатные обеды, а Пасхальные и Рождественские трапезы происходят ежегодно. Беспризорные передают информацию друг другу, поэтому желающих присоединиться к совместному Пасхального застолья всегда хватает. “Дело не только в еде, – продолжает Светлана, – для бездомных это прежде всего возможность вернуть себе ощущение семейного уюта, коллективного праздника”.