Чуня и на границе готова служить, и в разведку идти


Кто обзовет красавицу-умницу шашлыком, может и рылом получить.

Чуня і на кордоні готова служити, і в розвідку йти

Крым

Хоть «туристической» живности на Ай-Петри – как в зоопарке (пернатые, лошади, ослы, пони и даже верблюды), вьетнамскую свинку Чуню в этом разнообразии трудно не заметить. Только глянешь на эту пышнотелую брюнетку с розовым бантиком, как ноги сами к ней несут. Так и хочется сфотографироваться возле забавной пышечки, которая, грациозно растянувшись под солнышком, удовлетворенно порохкує. Поддавшись Чуниним чарам, уже никуда не поспішатимете – ни на экскурсию пещерами, ни на горную прогулку верхом…

Своим хозяевам, владельцам ресторана на Ай-Петри Наталье и Виктору, хрюша приносит не только удовольствие, но и прибыль. Чуня и на себя зарабатывает (в деревянном сундучке у нее купюры, которыми туристы благодарят артистке за таланты, не переводятся), и посетителей в харчевни приманивает. Ну как не купиться на такую милую живую рекламу? Вот только не надо шутить, что в ресторанном меню свинка лучше смаковала бы. За такой черный юмор можно не только больно рылом по ноге заработать, но и хрюшині зубы на себе испытать. Слова «шашлык» или «сало» пробуждают в ласковой пампушечці зверя. А вот на память о холодец Чуня реагирует спокойно. Может, потому, что хозяйка частенько «подкалывает» ее, приговаривая: «Чунька – молодец, не пойдешь на холодец».

На недоброжелателей чуйка у Чуни – еще та. Свинка даже «нечистых» конкурентов на чистую воду вывела. Хозяева долго не могли понять, чего это хрюша так невзлюбила хозяев одного из соседних с их кафе. Только те появлялись поблизости, как Чуня перла на них танком. Впоследствии выяснилось, что именно эти соседи «насвинячили» Наталье и Виктору, написав на их кафе краской «свинарник».

Аппетит у Чуни не хуже интуицию. Работа – работой (о такого аниматора можно только мечтать), а обед – по расписанию. Достаточно хозяевам хотя бы на полчаса с едой для любимой замешкатися, как хрюша навязчиво напоминает о себе: становится у порога и не уйдет, пока не увидит в руках кормильцев свою миску. Даже сытно поев, от любимого «десерта» (печенья или сладкой соломки) Чуня не откажется. За такой «гонорар» и станцевать для туристов готова, и парадную дорожку перед ними постелить.

«Чунька, покажи, как ты гостей встречаешь», – просит Наталья, угостив хрюшу деликатесом и положив возле нее свернутый трубочкой коврик. Чуня тыкает железным в свиток и разворачивает его. «Умничка, иди ко мне», – приговаривает хозяйка, маняще свинку очередным гостинцем. Да где там: Чуня все еще трудится возле коврика, упорно пытаясь развернуть последний виток. Пока не «домучила», не подошла – даже по соломку. «Чунька умная?» – спрашивает Наталья. Хрюша кивает головой, словно підтакуючи. «Чунька красивая?». Опять машет «да». «Пойдем с Чунею на границу служить?». Показывает «так точно». «А в разведку с тобой можно идти?». «А как же – без вопросов», – мотуляє головой Чуня. «Ну все – договорились. Дай копыто», – Наталья протягивает хрюше руку, и через мгновение уже пожимает любимицы ратичку. «Чунька, сидеть». Хоть эта команда Чуни совсем не нравится, свинка вежливо топчется на коврике, пытаясь примостить сначала животик, а потом и габаритный зад. И только хозяйка отвернулась, чтобы взять очередную порцию соломки, как Чунині посиделки закончились: ну не удобно пампушечці сидеть – лучше бы попросили лечь.

Дошла очередь и до коронного номера в исполнении Чуни – демонстрации «эрогенной» «хрю»-зоны. Наталья словно нажимает невидимую кнопку на свиной «талии», и лешка громко выдает: «Хрю!». Еще раз – и снова «хрю!». Туристов это веселит так, что и сами уходят кнопку-«хрю» на Чуни искать.