До Александра Петраківського поехала специальная врачебная комиссия

До воина, который два года находится в коме, полетели врачи из двух министерств.

До Олександра Петраківського поїхала спеціальна лікарська комісія

Сегодня, 20 июня, в 7.00, из одного из столичных аэропортов, по поручению президента Петра Порошенко, Польши специальным рейсом отбыл военный самолет с врачебной комиссией, в составе которой лучшие медицинские специалисты Министерства здравоохранения и Министерства обороны. Им поручено обследовать Героя Украины, майора спецназа Александра Петраківського, который после тяжелого ранения в бою на Луганщине и неудачной нейрохирургической операции в Харьковском военно-медицинском клиническом центре вот уже почти два года находится в коме. Сейчас украинским офицером занимаются в Воеводскому реабилитационном госпитале города Гурово-Ілавецька. (Польша), где рядом с раненым находится его мать.

По словам министра обороны Степана Полторака, комиссия примет экспертное решение относительно дальнейшего лечения воина в зарубежных клиниках.

Вместе с медиками в Польшу полетели отец майора Петраківського и две сестры Героя, которые живут в Хмельницком.

В еженедельнике от 16 июня «Высокий Замок» поместил публикацию под заголовком «Продам Золотую Звезду — чтобы спасти сына-Героя». В статье говорилось о том, что ради того, чтобы собрать 700 тысяч долларов для лечения сына (такой счет выставили в американской клинике), отец майора Петраківського пошел на крайний шаг — выставил на продажу самую высокую награду страны, которым президент наградил отважного воина. Через газету отставной полковник спецназа Петр Петраківський просил главу государства, чтобы он приобщился к спасению раненого сына.

«Продам Золотую Звезду — чтобы спасти сына-Героя!»

Офицер Александр Петраківський отдал свою каску бойцу – она и сохранила ему жизнь. Самого командира, который после ранения два года находится в коме, выручить некому…

В потоке объявлений под рубрикой «куплю-продам» это строка шокирует своим содержанием. Бывший подполковник спецназа Петр Петраківський выставил на продажу орден «Золотая Звезда», которым в декабре 2014-го президент наградил его сына, 28-летнего майора-разведчика Александра, участника АТО. Отец требует средств для лечения своего Сашу, который после тяжелого ранения на Донбассе и в результате халатности военных медиков второй год находится в коматозном состоянии. 75-процентный шанс поставить воина на ноги дают американские врачи. Но чтобы попасть в заокеанскую клинику, нужно… 700 тысяч долларов. Каждый потраченный день уменьшает надежду на спасение.

— Знаете, сколько «барыги» предлагают за орден моего Саши? – аж закипает Петр Станиславович. – 12 тысяч гривен! Это для кого-то один раз посидеть в ресторане! Готов продать орден вместе с документами о том, что «Золотая Звезда» – не подделка. Кое-кто, видимо, хочет, чтобы я этот орден повесил сыну на могилу. А хрена им! Мой Саша будет жить! Сделаю для этого все!

До Олександра Петраківського поїхала спеціальна лікарська комісія

Отец тяжело раненого офицера говорит, что имел большую надежду на президента, с которым, примчавшись на такси из Хмельницкого, встречался во время его апрельского визита во Львов. В гарнизонном храме Петра и Павла Петр Порошенко трижды жал руку Петраківському-старшему за то, что воспитал геройского сына. Убеждал, что все с его Сашей будет хорошо. Два месяца прошло с того времени, а дело не сдвинулось с места…

– Не знаю, перед кем на колени становиться, чтобы помогли спасти сына, – говорит отставной полковник Петраківський. – Встречался с народными депутатами. Некоторых из них отправил бы в дурдом. Это же надо до такого додуматься! – предлагали отправить моего сына на лечение в… Санкт-Петербург или Москву. Его добьют там, как только пересечет границу! Послал на три буквы того советчика-сучару…

Майор Олександр Петраківський – легенда современной украинской армии. 20 июля 2014 года, в разгар войны на востоке, он с 13 бойцами 8-го полка спецназа ценой своего здоровья спас от врага две тысячи наших военных, которые пробивались на подмогу заблокированным в Луганском аэропорту боевым собратьям. На тот день Генштаб запланировал рейд под Луганск крупной колонны. Разведка доложила «наверх», что на пути передвижения все в порядке, никаких опасностей нет. В последний момент командир полка спецназа, чувствуя неладное, сказал тогда еще капитану Петраківському: «что-То мне не нравятся эти доклады, слишком все гладко. Даже на воде так не бывает. Бери, Саша, роту, проверь сам…». А он на то: «Достаточно будет одной разведгруппы…».

Через несколько километров езды Олександр Петраківський скомандовал половине своей группы прочесать местность слева от дороги, а с остальными бойцов пошел направо. Объяснял потом: если бы был на месте врага, принцип сделал бы именно в этом месте (недаром в Академии сухопутных войск так тщательно штудировал тактику!). Разведчики Ступили несколько шагов – и наткнулись на врага. Он ударил по ним из минометов. Капитан известил командование о ловушке, которая подстерегала колонну (боевики со всеми видами оружия несколько дней готовили для нее «котел», очевидно, кто-то в штабе «слил» информацию). Сам с ребятами вступил в неравный бой, сдерживал армаду до подхода подкрепления. Благодаря умелым действиям командира потери его разведгруппы были минимальными – двое погибших. А двухтысячныая колонна, сделав обходной маневр за спиной «сепарів», успешно выполнила боевое задание. Как скажут потом генералы, за свои действия Олександр Петраківський «заслужил три звезды Героя на одном подносе»…

И это не бравада. Наравне с ребятами он отбивал атаки, успевал оттаскивать раненых солдат в безопасное место, перевязывать их. Тогда и произошла и его беда. В одного из подчиненных осколок перебил ремешок каски и она слетела с его головы. Капитан подполз к сержанту, отдал свой кевларовый шлем и приказал надеть его. В ту командирскую каску на голове бойца попало семь осколков. Воина контузило, но остался жив. А вот капитану Петраківському не повезло. В его неприкрытую ничем голову попало два осколка. Истекая кровью, он продолжал руководить боем. А когда пришла подмога, дал себя перевязать в последнюю очередь – лишь после того, когда убедился, что медпомощь оказали всем его солдатам.

Так поступал всегда. Еще на «гражданке» заступался за подчиненных перед высшим начальством. А когда на фронте поставщики привезли им бронежилеты, первое, что сделал, – испытал их на надежность. Бросил на землю и с нескольких метров выстрелил пулей калибра 5,45. В «броніку» образовалась огромная дыра. А что было бы, если бы по солдатам с такой «амуницией» стреляли из автомата с его 7,62? Александр не успокоился до тех пор, пока не нашел для солдат достоин бронезащита. А тот хлам выбросил. Потом Сашка таскали по инстанциям – «за порчу военного имущества»…

Раненого Александра Петраківського доставили до Харьковского военно-медицинского клинического центра. Вечером позвонил отцу, что все с ним в порядке, – «только немножко зацепило». Самостоятельно пришел и лег на операционный стол, где собирались вытаскивать осколки. Но из него больше не поднялся – во время врачебных манипуляций впал в кому. На следующий день без сознания капитана самолетом отправили в Львовский военный госпиталь. Но и здесь ему не смогли помочь. Состояние Александра ухудшалось – лихорадка, которой никак не могли найти объяснения, доходила до 40 градусов, чтобы сбить ее, пациента обкладывали бутылками со льдом…

Родные Александра падали от физического и морального изнеможения. Все время дежурили возле него, а одновременно, где только могли, искали того, кто бы мог спасти сына. В Киеве пообещали им, что повезут на лечение в Германию, сама канцлер Меркель вроде бы это гарантировала. Взяли других, но не Сашка. Через переводчика немецкие «спецы» говорили Петру Петраківському: «Крепитесь, отец! Куда же вашего сына везти, если не сегодня-завтра он умрет!».

С большой бедой, найдя благотворителей, родители вывезли Сашу в израильскую клинику «Реут». Там ужаснулись: такого истощенного пациента в таком критическом состоянии они еще не видели. Дорожезне лечение на «земле обетованной» немного облегчило ситуацию, но ожидаемого результата не принесло. И отец с большими мытарствами перевез своего Героя к известному нейрохирургу в Польшу. Там Александр находится до сих пор. Состояние его тяжелое. Никак не может «проснуться», не работают конечности. Чтобы «пробудить» его, родственники, по совету медиков, прибегли к необычному шагу – привезли в воеводский госпиталь Сашкову доченьку Настю – возможно, ее звонкий голосок разбудит папу. И произошло почти чудо. Когда Настя щебетала, поглаживая лицо своего молчаливого папу, он открыл глаза, из них покатилась слеза… А потом снова погрузился в свой тяжкий сон.

До Олександра Петраківського поїхала спеціальна лікарська комісія

Отдельная трагическая страница в этой истории – работа отечественных врачей. Более того, в значительной мере своей непрофессиональностью повлекли его теперешнее состояние. К такому выводу пришла комиссия из столичных профессоров-академиков во главе с заместителем министра здравоохранения. По ее убеждению, действия медиков в Харькове и Львове не соответствовали стандартам и протоколам оказания медицинской помощи. Раненому, по мнению экспертов, необоснованно вводили 42 виды препаратов, среди которых были лекарства для… беременных. Медицинское разгильдяйство харьковских эскулапов (значительно завышена доза наркоза) привело к тому, что у пациента останавливалось сердце. В заключении членов правительственной комиссии есть и такие строки: «Проведение лечения в условиях Военно-медицинского клинического центра Западного региона (г. Львов) является безграмотным, необоснованным, потенциально опасным для восстановления когнитивных функций». Комиссия рекомендовала привлечь к ответственности тех, кто «залечил» майора Петраківського, провести переаттестацию персонала.

Одна деталь: от отчаяния, что медики не могут найти причины Сашиной немощи-лихорадки, родители обратились к известной ясновидящей. И бросила перед собой карты и говорит: «Причина – в инфекции. Только в ней!». Гадалка говорила правду. Это оказалось после того, как уже в Киеве с родничка Александра сам по себе вылез миниатюрный осколок, который и вызывал нагноение в голове. После этого температура тела больного нормализовалась. Но сколько беды уже было сделано!

Упоминавшейся знахарке-ворожке полковник Петраківський сначала не сообщил всей правды о сыне. Дал ей фото Саши в гражданском и так легкомысленно говорит: «Посмотрите-ка на этого моего «балбеса»? Квартиры, машины хочет, а где деньги взять?». А зцілителька на то: «Ваш сын был на грани смерти. Спасли его вы. Две дороги у него длинные были: Израиль и Польша. Выпадает еще длиннее. На эту третью дорогу показывает мне очень хорошая карта – Матерь Божья в веночке. Очень сильный у вашего сына ангел-хранитель! Ваш сын станет на ноги. Но не так быстро, как хотите…».

Петр Петраківський думает, что под третьей дорогой зцілителька имела в виду поездку в Америку. В тамошнем Хьюстоне, в одной из лучших мировых клиник Memorial Hermann, готовы взяться за лечение украинского офицера. Обойдется это в фантастическую сумму: вместе с авиаперелетом – 700 тысяч долларов. Семья и боевые друзья Александра Петраківського, фронтовые волонтеры считают, что эти расходы должно взять на себя государство. Потому что за нее проливал свою кровь этот беспомощный нынче герой. В конце концов, именно бестолковая государственная медицина едва не укоротила ему жизнь…

Отец Героя Украины Александра Петраківського обивает пороги Кабинета Министров, где должны были бы перечислить необходимые средства в США. Но и в правительственных кабинетах идет бюрократический футбол. В приемной премьера Гройсмана сказали неутешительное: Владимира Борисовича на месте нет – улетел в командировку в США. А зарубежные нейрохирурги бьют тревогу: бездеятельность убивает нейроны в головном мозге воина.

При разговоре с корреспондентом «Высокого Замка» полковник Петр Петраківський чуть не плачет. Через газету апеллирует к главе государства:

– Господин президент! Вы дали свой самолет для Надежды Савченко – дайте его на одни сутки и для спасения моего сына!