«Если бы Бога зависело, чтобы нас наказать, мы бы по земле уже не ходили…»

Отец-доктор Владимир Груца рассказал о «обязанность-привилегия» верующего человека перед Пасхой

«Якби Богові залежало, щоб нас покарати, ми би по землі вже не ходили...»

Так уж повелось, что очищать души от злых помыслов и недостойных поступков идем почти перед Пасхой. Считаем, что раз в год исповедаться – достаточно. Что же удерживает нас перед встречей с Богом в исповедальне при посредничестве священника? Случайно, не страх? О страх перед исповедью, правильное понимание сути святого таинства покаяние, сожаление за грехи и «обязанность-привилегия каждого христианина кореспон-дентові «ВЗ» рассказал редемпто-рист, отец-доктор Владимир Груца

— «В исповедальне раскаявшийся грешник через бескорыстную действие Божьего милосердия получает оправдание, прощение и освящение, оставляет старую человека, чтобы одеться в новую», — говорил Папа Бенедикт XVI. Отче Владимир, что многим мешает оставить в исповедальне «старого человека», искренне исповедаться и покаяться?

— Это зависит от самого человека, насколько ее исповедь является искренней. Мы не имеем критериев, чтобы измерить эту искренность, например, на вес или длину. Суть и задача исповеди в том, чтобы грешник вышел чистым, невинным, свободным во Христе. Человек может испытывать субъективный страх перед Богом, священником. Бояться Бога нет смысла, ибо Он все видит. Не стоит бояться и священника. Человек боится сам себя, боится стать в правде перед собой, перед зеркалом своей жизни, может мешать и стыд. Перед тем, как согрешить, мы надеемся, что пойдем к исповеди и все урегулируется. И когда згрішимо, чувствуем: что-то к исповеди не пускает. Это и есть стыд, а еще – грех. Грех хочет оставаться в человеке, он не хочет быть обнаруженным.

— Боясь священника, мы скорее боимся его осуждения. Почему в то же время есть страх и перед Богом, ведь знаем, что Он нас не осудит?

— Тот, кто говорит и думает, что боится исповеди, до конца не понимает, что такое исповедь. Может быть, что в нашем воображении есть разный образ Бога. Кто-то думает, что Бог его накажет (если есть какие-то испытания, терпение, мы привыкли видеть в этом Божью кару). Это не так. Если бы Богу зависело, чтобы нас наказать, мы бы по земле уже не ходили. Бог есть тот, кто нас спасает. Это видим на протяжении всей истории спасения, начиная от Адама, которого Бог не наказывал, а искал. Господь спросил: Адам, где ты? (то есть что случилось с тобой, где ты стоишь в своей жизни?).

— Вы говорите, что люди, которые боятся исповедоваться, до конца не понимают сути исповеди. Какое понимание мы должны вкладывать в это святое таинство?

— В первую очередь должны поверить, что исповедь – это не есть осуждение, трибунал, суд, где будем наказаны. Это – терапия. Терапия – это служение больному человеку. Для чего ему служить? Чтобы была здоровая. Исповедь именно является такой духовной терапией, которая служит для оздоровления человека. Можем бояться идти к врачу. Но таки идем, потому что верим и убеждены, что он нам поможет быть здоровыми. То же и с исповедью.

— Ходя в храм, слышу, как некоторые священники призывают каждый раз исповедоваться перед принятием Причастия, другие – не такие строгие в отношении Святого Таинства Евхаристии. Каково ваше мнение по этому поводу?

— Мы не должны всякий раз исповедоваться перед принятием Святого Причастия. Духовная жизнь – это не «бухгалтерия». Надо слушать в этом случае голосу совести, чтобы одновременно не было святотатства. Скажем, мы не достойны принимать Причастие. Да, мы недостойны. Но в то же время Причастие дает нам жизненную силу и ласку, чтобы мы имели сопротивление греху, наполняли сердце Божьим присутствием. Тогда и зло не будет иметь доступа к нам, мы защищены.

— Выйдя из храма в воскресный время, часто испытываем душевное облегчение, что наши молитвы услышаны. Отче Владимир, считаете обязанностью каждого христианина каждое воскресенье ходить в церковь?

— Я бы назвал духовная жизнь не обязанностью, а привилегией. Есть люди, которые только в зрелом возрасте начинают это понимать, есть и другие, которые и тогда этого не осознают. Не можем заставлять взрослого человека ходить в церковь, она сама принимает решения, несет за них ответственность. За этих людей должны молиться, чтобы их сердца открылись для правды. Важным является свидетельство жизни, то есть хороший пример. Лучшим примером, в частности для молодых людей, есть их ровесники. Они увидят, что вокруг них практикуют духовную жизнь их сверстники, а не бабушки или дедушки. Мы должны излучать то, чем живем, в университете, на месте работы. Тогда они задумаются: “Этот человек привет, радостная, излучающая тепло. Откуда она это берет?”. И понимать, что этот человек верующий. Чтобы быть таким, я должен стать верующим, истинно верующим.