Глаза Оли Ноженко

Художница, живущая в доме-интернате, рисует уникальные картины, хотя почти не видит их…

Очі Олі Ноженко

У молодой художницы Оли Ноженко уже было несколько авторских выставок, но я впервые увидела ее работы в тихой местности, удаленной от городского шума, — в интернате, в селе Буковое на Старосамборщине. Оля там живет. Одного лишь взгляда на ее картины достаточно, чтобы понять, какой глубокий, наивный и чистый талант имеет эта девушка.

Старосамбирская община того дня сажала деревца – разбили вблизи интерната яблоневый сад. Работы Оли Ноженко были выставлены на стенде, вместе с произведениями других воспитанников. Хозяева пригласили гостей к зданию интерната — посмотреть, как там живут. «Там Олю и увидите», — пообещали мне. В первой же комнате, куда зашла, на столе лежала неоконченная работа, в авторстве которой даже не возникало сомнения, а возле нее стояла девушка, внешне – школьница, хотя по паспорту Оли тридцать лет.

— Вы — Оля?

— Я, — улыбнулась она. — Только не «вы», а «ты».

— Какие у вас работы замечательные! Я видела их только на выставке.

— Понравились? – радуется Оля. – Но говорите мне «ты».

— Оля, ты только на сакральные темы рисуешь?

— И о любви тоже…

— Каждый день рисуешь?

— Когда нет работы по хозяйству или на огороде…

— Это гуашь? – склоняюсь над эскизом.

— Да. Я сначала контуры делаю, а потом раскрашиваю.

Оля живет в комнате с другой девушкой – у них здесь чисто, убрано. Две кровати, стол, тумбочки.

— А где одежда держите?

— Внизу, в специальной комнате.

Мы еще прошлись по другим комнатам, познакомились с Валей, которая через серьезный дефект плохо говорит, и с Кристиной, которая не говорит вообще. Валя заботливо, почти по-матерински опекает Хрис-частью. Маленькая на рост Аня говорит гордо: «Мне 25 лет!» Пухленькая Анжела хвастается целым выводком мягких игрушек на кровати. Немало девушек – взрослые люди, но на самом деле они – как дети. И каждая имеет проблему со здоровьем.

Оля Ноженко родом из столицы. Она родилась в Киеве с диагнозом олигофрения в стадии дебилизма. Мама оставила ее в первые часы жизни. Пять лет девочка жила в детском доме «Березка» в Киеве, потом – во Львовском детском доме № 1, когда ей исполнилось девять, девочку перевели на обучение в Добромильского специализированную школу-интернат, на Старосамбірщину. И именно там воспитатели заметили у девочки интерес к карандашам и краскам, не обошли вниманием ее потребность рисовать, помогли раскрыться таланту. Уже не первый год Оля живет в Буківському интернате для людей с особыми потребностями. Оля плохо видит. Когда рисует, наклоняется над бумагой очень низко. Невероятно, как при всех своих проблемах ей удается так досконально выстроить композицию каждой картины, так гармонично подобрать цвета и написать такие лица святых, что будет казаться, будто только что видел эти глаза, этот взгляд где-то посреди городской толпы или на малолюдной сельской улице…

Фото Оксаны ПРОХОРЕЦ

с. Буковое, Старосамборский район, Львовская область