И в одинокой старости могут быть минуты радости…

Больше всего подопечным гериатрического пансионата не хватает общения с молодежью. Поэтому так радовались визиту студентов колледжа «Инфокоммуникации»

І в самотньої старості можуть бути хвилини радості...

Их работа теперь — самостоятельно прийти в столовую или в актовый зал на концерт. Для некоторых подвиг — выйти на улицу и “намотать” лишний круг. Но они еще “в строю”, всячески поддерживают друг друга, дружат, ссорятся, мирятся и даже женятся. Особый день, когда к ним приезжают гости. И не важно, это профессиональные коллективы, любительские. Чтобы только серые будни скрасили хорошим стихотворением, задушевной песней или зажигательным танцем. И самое главное, чтобы могли поговорить с гостями…

Настоящий праздник для жителей Львовского гериатрического пансионата устроили преподаватели и студенты колледжа “Инфокоммуникации” Национального университета “Львовская политехника”. Студенты колледжа — частые гости гериатрического пансионата, или, как его еще в народе называют, “дом престарелых”. По словам директора колледжа Богдана Каминского, детей надо учить любить и уважать не только своих родителей, но и тех, кто рядом, особенно тех, кто требует заботы и общения.

До посещения гериатрического центра готовились заранее. Кроме концерта, на котором выступали не только студенты, но и преподаватели, подготовили подарки — яркие пакеты упаковали по пасочці, конфеты и фрукты. Заместитель директора по учебно-воспитательной работе Лидия Мудракова рассказала, что деньги на подарки собирали все. Не устанавливали специальной “таксы” — кто дал гривну, кто две. Львиную долю внесли преподаватели и руководство.

І в самотньої старості можуть бути хвилини радості...

На гостей в гериатрическом центре в тот день ждали. Все первые ряды заняли заблаговременно. “Подвиньтесь, я возле вас сяду. Можно? — обратилась ко мне бабушка. — Но вы подвиньтесь на два кресла. Потому что сейчас еще Аня придет. Она пошла платок одеть новую. Я знала, что вы приедете, и сразу красиво оделась”.

Вижу, что бабушка хочет со мной поговорить о житье-бытье. Расспрашиваю о здоровье, хорошо ли ей здесь, никто не обижает.

— Да где там! Кормят хорошо, делать ничего не говорят. Директор очень добрый. И хотела ли я видеть здесь свою старость? — голос бабушки зазвучал натянутой струной, глаза стали влажными. — Имела я в деревне неплохой дом — с мебелью, перинами, подушками, занавесками на окнах и целым сундуком шмоток. При доме был небольшой огород. Думала, виплекаю детей, потом они будут ко мне приезжать. На лето я бы забирала внуков. Думала, моя старость будет такая, как жили мои папа и мама… Руки слабые, но могла и кушать сварить, и себя обойти. Муж умер давно, а дочь первое приезжала в село, а потом… продала мой дом, а меня сюда привезла. Она уже и сама на пенсии, говорила, что не имеет силы ездить в села.

— Приходит к вам?

Бабушка покачала головой. Внуки, говорит, давно поженились. Наверное, уже есть и правнуки. Но она их никогда не видела. “Кто мне покажет тех ангелов, если ко мне никто не приходит”, — прошептала старушка.

Наконец пришла Аня — розовощекая женщина в заквітчаній платке. На вопрос бабушки: “Где ты так долго?”, Аня улыбнулась и только махнула рукой, мол, так надо было.

Я всегда думала, что в дом престарелых отдают только одиноких городских людей. И была удивлена, что во Львовском гериатрическом пансионате большинство — выходцы из сельской местности. Почему-то казалось, что в селах люди добрее. Даже если у старушки женщины или мужчины нет никого из родных, разве соседи не присмотрят? Разве пожалеют чашку молока или горстку творога для одинокого человека? Получается, что так. 86-летняя госпожа Броня в пансионате уже год. Она с Раденич Мостиского района. Прежде, говорит, была у нее большая хозяйка. Сын умер, невестка тоже. Пани Броня имеет двух внуков. “Хорошие ребята, — гордо заявила женщина. — Одному 22 года, другому — 24. Но они не приходят. Не имеют времени. Один работает на стройке, второй – электрик. Но деньги передают”.

— Кому передают? — спрашиваю.

— И не знаю. Директор говорил, что передают…

Пока я слушала пани Броню, с другой стороны зала бабушка, вижу, машет мне рукой.

— Сядь себе круг меня, — попросила. — Я — Екатерина Ивановна. Веришь, мне 8 сентября будет дев’ядесят лет? — улыбнулась женщина. — Не удивляйся. Я знаю, что не выгляжу на эти годы. Знаешь, чего я так хорошо выгляжу? Потому что я очень любила свою маму. Вот, чтобы ты знала: маму будешь любить до глубокой старости будешь молодой!

Екатерина Ивановна в гериатрическом пансионате живет восемь лет. В селе Хоросно Пустомытовского района имела когда-то большое хозяйство, хороший дом и конюшню со шопою. Всю жизнь работала звеньевой в колхозе, выполняла норму, потому что председатель сельсовета мог и отругать. И детей, к сожалению, Господь ей не дал. “Знаешь, — заговорщически прошептала женщина мне на ухо, — я когда-то могла и согрешить, а теперь очень раскаиваюсь…”. Екатерина Ивановна несколько минут рассказывала мне на ухо о свой грех, а когда на сцену вышли первые исполнители, женщина взяла меня за руку и попросила: “Можно я тебя поцелую?”.

І в самотньої старості можуть бути хвилини радості...

Увидела в зале пожилых мужчину и женщину, которые держались за руки. Это — супруги Рекшинських. 93-летний Евгений Иосифович с 91-летней женой Надеждой Онуфріївною. Евгений Иосифович — бывший директор школы, работал в Перемышлянском и Золочевском районах. Надежда Ануфриевна — учительница. Прошло 70 лет, как они присягнули на верность и вечную любовь. А присягнув, не изменили своего слова. Семьдесят лет шагают вместе по жизни, и в гериатрический пансионат решили идти вместе.

— У нас четверо детей и шестеро внуков, — говорит Евгений Иосифович. — Сами жить не можем, потому что болеем, нуждаемся в постоянного надзора. Детям мешать не хотели. Поэтому и пришли сюда. Дети у нас хорошие, часто нас посещают.

По словам директора учреждения Михаила Сенькевича, здесь живут также пары, которые познакомились и поженились в пансионате. “Недавно ко мне пришел 80-летний мужчина и сказал, что хочет жениться на своей ровеснице, — говорит Михаил Борисович. — А что, я разве могу возразить? Если в них родственные души и им двоим уютно — прошу очень. Отдельную комнату мы им выделим”. По словам директора, за его сорокалетнюю трудовую деятельность в учреждении женилось очень много пар, а в последнее время поженились две 80-летние пары, инвалиды первой группы по зрению.

І в самотньої старості можуть бути хвилини радості...

После концерта студенты колледжа раздали жителям пансионата подарки. А они не скрывали радости, развязывали подарки и радовались, как малые дети…