«Індіаночки такие маленькие, но такие дружелюбные…»


Максим Стасов улетел в Индию, где ему должны сделать сверхсложную операцию по пересадке кишечника.

«Індіаночки такі маленькі, але такі доброзичливі...»

В начале этого года у 17-летнего Максима Стасова обнаружили редкую болезнь — синдром Ледда. Это врожденная патология, вследствие которой парню вырезали почти весь кишечник и единственным шансом на его спасение была пересадка этого органа. В Украине таких операций не делают. “ВЗ” писал о том, что австрийская клиника отказалась оперировать парня без стопроцентной предоплаты. И только индийская клиника согласилась спасти Максима. В Индии Максиму сделали одну операцию, и, поскольку “под рукой” не было донорского кишечника, парня отправили домой.

В минувшее воскресенье, 16 октября, Максим Стасов (на фото) вместе с мамой снова полетели в Индию. А перед тем он пришел встретиться со своими одноклассниками из Підгірцівської специализированной школы-интерната, что в Стрыйском районе. Когда я приехала на праздник тыквы, что произошло в Подгорцах, директор школы Ярослав Сенько рассказал мне, что ждет Максима, чтобы передать ему 12 тысяч гривен, которые собрали неравнодушные люди. За несколько минут худенький высокий парень в маске подошел к нам.

— Как себя чувствуешь, сын? — по-отечески обнял Максима директор школы.

— Хорошо. Собираюсь в дорогу. Вот мама отпустила на часик. Переживает, чтобы не простудился. Главное — не подхватить инфекцию.

— Ты уже летишь второй раз в Индии? Как тебя там встретили?

— Не помню, как прилетел первый раз в Индии, поскольку был после операции и еще не отошел наркоз. Когда очнулся, увидел, как в этой больнице относятся к больным, — рассказал журналисту “ВЗ” Максим. — В Гургаоне, что вблизи Дели, очень большая клиника. Только медицинского персонала там семь тысяч человек и работают они в три смены. Это даже не клиника, а научно-исследовательский институт, где берутся лечить рак, когда другие медицинские учреждения отказываются.

— Сколько стоит день пребывания в этом медицинском учреждении?

— Все зависит от лекарств. Скажем, мне каждый день на внутрівенне питание уходило 60-80 долларов. И за пребывание в палате еще 150 долларов за сутки. В эту стоимость входят двухразовое уборка, замена постельного белья каждое утро на моем и мамином кроватях, замена пижамы только для меня, трехразовое питание для меня и моей мамы. Палата — просторная. Там есть кровать для меня и диван для мамы, телевизор, интернет и холодильник. Каждая палата имеет свой санузел с душевой кабиной и с тремя полотенцами на каждого, которые заменяют утром и вечером.

— Тебе в Индии делали операцию?

— Сначала я имел пять операций в Украине. Позже одну сделали в Индии — то, что осталось от тонкого кишечника, соединили с толстым для того, чтобы кишечник был в рабочем состоянии и всегда готов к пересадке. И после этого начал понемногу кушать.

— Как часто в палату заходят врач и медсестры?

— Медсестры по коридорам не шляются. Приходят в палату по вызову. Надо нажать на кнопку, и сразу прибегут. Все общаются на английском. Я за это время научился их понимать, могу ответить несколько фраз. Пока был дома сейчас, усиленно учил английский.

— Ты был постоянно в палате или можно выходить на прогулку?

— Мы с мамой гуляли два раза в день. На пятом этаже клиники есть мини-парк, где растут цветы и деревья на красивых газонах.

— Нашел там друзей?

— Подружился с медсестрами. Девушки после окончания колледжа и института работают в этой клинике шесть месяцев. Поскольку клиника на очень высоком уровне, медсестер, которые там стажировались, потом с удовольствием берут на работу. Это практика, во время которой девушки набираются опыта. А потом возвращаются домой и ищут работу.

— Может, влюбился в індіаночку?

— Ой, они такие маленькие (смеется. — Г. Я.). Но такие доброжелательные, всегда улыбаются, ни разу не ощутил на себе негативного взгляда, расспрашивают обо всем.

— Об Украине расспрашивали?

— Конечно! Об уровне жизни у нас. А о том, что у нас на востоке война, не знают. У них свои проблемы с Пакистаном.

— Второй раз відлітаєш в Индии…

— Да, там мне должны делать операцию по пересадке кишечника. Без этого не смогу жить. Ибо придется каждый день вводить внутривенно специальное питание, стоимость которого 80 долларов, и которого в Украине нет. Мы привезли с собой 60 килограммов этого питания и специальные системы.

— Проблем на границе не было?

— Нет. Мне подготовили все необходимые документы и разрешение на то, что могу лететь без врача. Ведь дорога — далека. Девять часов из Индии в Казахстан, а затем — в Киев. Это туда я летел с турецким медицинским экипажем, ибо из львовских врачей меня не сопровождал никто.

— А почему тебе сразу в Индии не сделали операцию по трансплантации?

— Потому что это должен быть донорский (трупный) орган, а донор — соответствующего возраста и со здоровым кишечником. Это сложная операция. Там много сосудов, и их надо так подключить, чтобы все прижилось и работало. Врач в Индии за свою жизнь провел только восемь таких трансплантаций. Если в ближайшее время найдется такой донор, это будет лучшим подарком к моему 18-летию.

— Сколько стоит такая операция?

— Полный пакет — более 200 тысяч долларов. Часть денег выделило государство, очень много средств собрали неравнодушные люди. Благодаря их щедрости я — живой!

Подгорцы, Стрыйский район.