Измену объяснил тем, что… учится на милиционера

Будущий офицер отказался свидетельствовать против тех, кто покалечил его лучшего друга

Зраду пояснив тим, що... вчиться на міліціонера

После той злополучной дискотеки 22-летний Сергей Лазарев не видит на правый глаз. К физической травме добавилась моральная — предательство лучшего друга Романа. Роман учится на четвертом курсе в Харьковском национальном университете внутренних дел по специальности “Криминальная милиция”. Именно он видел обидчика Сергея, но отказался свидетельствовать на суде. Свой поступок оправдывает тем, что учится на… милиционера.

Дубенчанин СЕРГЕЙ получает высшее образование в подмосковном Иванове. Несколько раз в год студент приезжает к родителям в родной городок. В декабре 2010 года парень досрочно сдал сессию и уехал в Украину. По дороге домой навестил лучшего друга Романа в Харьков, чтобы поздравить его с Днем милиции. Ребята вместе поехали в Дубно. На Рождество, 7 января, друзья решили развлечься на дискотеке, в центре города. О том, что было дальше, маме Сергея, Галине, трудно говорить. “С Сергеем и Романом был младший сын Артем с подругой, – рассказывает женщина. – Около часа ночи они вместе вышли из помещения и отправились к такси. Артем с девушкой ушли вперед, а Сергей подошел к группе парней, с которыми беседовал Роман. Вдруг один из них — изрядно выпивший парень – вцепился в Сергея и пытался его ударить. Роман сначала стал между ними, но, получив несколько тычков от того парня, убежал. Сергей не успел сориентироваться и неожиданно получил сильный удар в правый глаз”.

По словам свидетелей, на Сергея накинулись еще пять или восемь парней и нанесли еще несколько ударов. Артем, который шел впереди, оглянулся и увидел эту страшную картину. Бросился на помощь брату. Брат Артем и друг Роман видели нападавших. Когда озверевшие парни наконец оставили в покое окровавленного Сергея, который лежал на снегу, Роман разговаривал с нападающим. Тот назначил ему встречу для дальнейших разборок.

“Когда увидела Сергея, чуть не упала в обморок, – плачет мать, – весь в крови, вместо глаза — сплошная гематома. Мы написали заявление в милицию. Чтобы спасти глаз, сын перенес несколько сложных операций. И это не помогло — теперь он инвалид по зрению. На правый глаз не видит”.

На нападающего — ученика профтехучилища – правоохранители вышли сразу. Братья Сергей и Артем его узнали. Подруга младшего брата сначала говорила, что самого удара не видела, но задержан был в толпе тех, кто бил. На суде девушка испугалась и отказалась от своих показаний. Больше всего шокировало поведение лучшего друга потерпевшего. “Они дружили еще со школы, – продолжает Галина. – Кто мог подумать, что эта дружба так закончится… Правду говорят: друзья познаются в беде. После того случая Роман исчез, ни разу не навестил Сергея в больнице. Со слов его отца, с которым мы давно знакомы, в ту ночь Роман пришел домой в 7 утра и был очень пьян. Родителям сказал, что ночевал у Сергея (!). Сыновья уверяют, что Роман видел нападающего и его роковой удар. И на суде сказал, что ничего не видел. Мой муж встретился с Романом: пытался призвать к совести и сказать правду на суде. В ответ услышал: “Если бы я не учился там, где учусь, много чего мог бы свидетельствовать по этому делу”.

Лазаревы шокированы недостойным поведением некогда лучшего друга их сына. Родители даже написали письмо ректору Харьковского национального университета внутренних дел. “Неужели в нашей стране так воспитывают будущих правозащитников?! – возмущается Галина. – О какой чести и достоинстве офицера можно говорить? В ответ на письмо нам только поблагодарили за то, что “мы помогли скоординировать действия студентов и предотвратить подобные поступки в будущем”.

Суд по делу Сергея Лазарева тянется уже два года. Подозреваемый своей вины не признает, а показаний родного брата потерпевшего маловато. Все зависит от друга Романа, правдивые показания которого поставили бы точку в этом деле.

Чтобы услышать вторую сторону, корреспондент “ВЗ” позвонила Роману Перетятку. Парень отказался что-либо комментировать, лишь сказал: “Карочє, ничего в газету говорить не буду”…