К больному – вертолетом

Закон «О экстренную медицинскую помощь» призван спасать сельское население.

До хворого – вертольотом

Вокруг Закона “О экстренную медицинскую помощь”, который инициировала депутат от Партии регионов Татьяна Бахтеева, бурлит немало слухов. Подписан президентом, он должен вступить в силу уже 1 января 2013 года. Многие опасаются этих изменений – мол, ничего хорошего они не предвещают. Что на самом деле должно произойти на станциях “скорой” и по каким правилам медики теперь будут спасать больных, корреспонденту “ВЗ” рассказала заместитель главного врача станции скорой медицинской помощи Лилия Сирота.

— Лилия Павловна, по какому принципу сейчас работают “Скорая помощь” и “Медицина катастроф”? Кое-кто сетует, что после вызова медиков невозможно дождаться: мол, жизнь пациентов под угрозу, поэтому и нужны реформы…

— “Скорая” и “неотложная” помощь принадлежат к единой структуры. “Скорая” оказывает услуги людям в быту. Сотрудники “Медицины катастроф” спасают пострадавших в чрезвычайных ситуациях.

К нам поступает множество звонков. Представьте себе, что сейчас работает 35 бригад и нужно ехать по 44 адресам. Приходится “сортировать” выезды в связи со срочностью. В первую очередь нужно помочь пострадавшим на месте аварии или мужчине с подозрением на инфаркт, а уже после них поспешить к молодой женщине, у которой болит голова или поднялась температура. В течение 20 минут всех сразу не посетишь! Много вызовов самом деле нецелесообразны. Украинцы не осознают, чем должна заниматься служба “скорой помощи”. У человека что-то заболело, а ей лень идти в поликлинику, стоять в очереди. Мол, проще вызвать “скорую”: приедут домой, осмотрят, сделают укол…

Есть категория “медицинских террористов”, которые звонят по пять-шесть раз на день, поскольку имеют психическую зависимость от белых халатов и инъекций. Большинство таких пациентов – люди старшего возраста, которые не имеют чем заняться, поэтому зацикливаются на лечении. Среди молодежи тоже хватает паникеров. Один вызывает “скорую” из-за того, что чешется голова, другой не знает, как сбить температуру 37. Однажды поступил вызов: “Умирает 31-летний мужчина!”. Из подъезда к нам выбежали две заплаканные женщины – мать и жена пациента. Увидев их, мы испугались еще больше: видимо, не успели — умер… Когда зашли в квартиру, господин стоял жив-здоров посреди квартиры, держа поврежденный палец вверх. Шаткуючи капусту, он порезал кожу.

Штрафы за такие нецелесообразные звонки законом не предусмотрены. Видимо, исправить ситуацию удастся только с помощью страховой медицины. Тогда “медицинским террористам” придется оплачивать все услуги. В том, что карета экстренной помощи может задерживаться, виноваты также пробки и автомобилисты, которые не считают нужным ее пропускать. Например, недавно одну из наших машин побили, когда врачи спешили к больному.

— Что предусматривает новая система?

— В “Скорой помощи” и “Медицины катастроф” будет единое подчинение и финансирование. Сейчас “скорую” финансируют из городского бюджета, а “Медицину катастроф” — из областного. Если увеличат штат сотрудников, обеспечат транспортом, расширится поле нашей деятельности. Сейчас имеем возможность выезжать не дальше, чем за 25 км от города. Согласно закону, мы должны были бы охватывать всю область, но каким образом? В первом проекте закона речь шла о санитарной авиации, но пока что ее не предусмотрено. Для сельского населения наша помощь стала бы бесценной, ведь в районах медицинская помощь на катастрофическом уровне. Каждая областная больница имеет пункт “скорой помощи”, однако далеко не все крестьяне знают его номер телефона. Часто звонят к нам на 103 (городская служба), а мы не имеем возможности помочь – слишком далеко. В областном пункте сидит одна-единственная фельдшерица, которая сама должна объехать всех больных. Не избалованные благами цивилизации люди обращаются за помощью, когда “припечет”, и если случится беда — сельский врач не сможет помочь. Нередко крестьяне умирают по дороге в больницу. Для того, чтобы мы могли обслуживать область, необходим дополнительный инвентарь, возможность связи. А это, видимо, вопрос времени. Вместо того, чтобы предоставить новые машины, нам советуют делать косметический ремонт в старых.

“Минусов” не вижу, ведь у врачей не забирают ни их профессии, ни места работы. Наоборот, улучшат условия труда: пересадят в лучший транспорт, предоставят реанимобили, все необходимые для работы лекарства. Для работников нашей системы закон предусматривает льготы на оплату коммунальных услуг.