Когда ребенку отчий дом не мил…

Синдром бродяжничества – результат родительской нелюбви и однообразной жизни

Коли дитині отчий дім не милий...

Где бы Карінка не засыпала, перед ее глазами стоят счастливые картины детства. Папа с мамой всегда приходили в ее комнату пожелать доброй ночи, а утром отец готовил для “своих принцесс” горячий шоколад. На выходные они втроем ездили на экскурсии, озера или устраивали пикники в лесу.

Карина была домашней девочкой. Любила гулять с подругами во дворе, но всегда вовремя возвращалась в дом, где было уютно и спокойно. Проблемы начались, когда Карінці прошло десять лет. Родители часто ссорились, отец возвращался домой поздно, нередко выпивши. Мама плакала, запершись в спальне. А вскоре и она начала пропадать, забывая про домашние дела и дочь. Тот скандал Карина запомнила на всю жизнь. Она дрожала, накрывшись одеялом с головой, и слушала, как отец обвинял мать в легком поведении, поскольку нашла себе любовника. Потом собрал вещи и хлопнул дверью.

С тех пор помещение стало темным и печальным. Большинство времени мать лежала на диване, заливаясь слезами. Отец назначал дочери встречи вне дома, угощал мороженым и повторял: “Когда вырастешь — все поймешь!”. После школы Карине не хотелось возвращаться домой, шла к подруг и просиживала там до позднего вечера. Когда у одного из одноклассников родители уехали на заработки, Карина “поселилась” у него. 12-летняя дочь не пришла ночевать, и мать забила тревогу. Оказалось, в школе Карины также нет, поэтому пришлось подключать к делу милицию. Нашли девочку через два дня: в доме одноклассника она “баловалась пивком” в компании “уличных” парней и девушек.

Мама посадила Карину под домашний арест. Но на следующий день девушка выпрыгнула из окна комнаты и в тапочках пошла гулять по району. Подружилась с подростками, которые имеют “точку” в подвале. На этот раз матери пришлось забирать ее из приюта для несовершеннолетних. Через месяц милиция сняла ее с поезда, который направлялся в Ровно. Вместе с подругой Карина ехала на вечеринку к ребятам, с которыми познакомилась в Интернете.

Психотерапевт Светлана Ваня работает с детьми, которые убегают из дома. Говорит, среди них немало выходцев из неблагополучных семей, однако нередко под влияние улицы попадают ребята, которые дома имеют необходимые для нормальной жизни условия, дорогие игрушки, модная одежда, заботливых родителей… Некоторые из них не может объяснить свою нужду волоцюжитися. Психологи называют это синдромом бродяжничества. По словам госпожи Светланы, обычно патология постигнет детей от 7 до 17 лет (чаще парней), хотя ей приходилось работать и с пятилетней девочкой. Большое число детей убегает из интернатов или систематически прогуливает школу.

Чаще всего на улицу бегут чрезмерно обидчивые, чувствительные подростки, которые тяжело переживают несправедливость. Нередко первая бегство происходит вследствие ущемленого самолюбия (например, после физического наказания) в знак протеста или из-за страха быть наказанным. Школьники уходили из дома потому, что знали: им достанется от родителей за плохую оценку. Эмоционально нестабильные дети прогуливают школу из-за недоразумения с учителями, в дни тяжелых уроков. Это может превратиться в привычку: вкус свободы опасен в переходном возрасте – такой образ жизни входит в привычку.

Некоторые подростки надолго убегают из дома, пытаясь избавиться от чрезмерной опеки взрослых, освободиться из-под их неусыпного контроля. Но случается, что это, наоборот, демонстративное поведение, с помощью которой ребенок хочет привлечь внимание всегда занятых родителей, вызвать у них чувство жалости, сострадания, заставить выполнять свои желания.

Причиной может стать эмоционально-волевая неустойчивость. Эти случаи психологи называют “сенсорной жаждой”. Ребята нуждаются в новых впечатлениях, стремятся удовольствий и развлечений. Побега объясняют жаждой приключений. Могут ездить на дальние расстояния, чтобы попасть в интересный город, экзотическую страну, отыскать клад…

Импульсивный влечение к побегам и бродяжничеству чаще наблюдается у хмурых, недовольных, злобных, постоянно напряженных детей. Они бегут в одиночку, бесцельно бродят по улицам, не стремясь никаких впечатлений.

По мнению психолога Любови Проскуры, настоящий синдром бродяжничества присущ лишь небольшому проценту “уличных” детей. Это психологическое расстройство может возникнуть на генетической основе, но она — лишь основа. Грунт, на котором синдром может развиться и стать стилем жизни, создает атмосфера в семье и социуме. Во многих семьях нет любви, уважения и понимания, которые так необходимы детям. Родители не знают, чем живут их чада. Все свое время тратят на зарабатывание денег, поэтому на воспитание сына или дочери не остается свободной минутки. И “відкупляючись” материальными благами, как компьютер или красивая одежда, родители ошибаются. Для подростка это — не основное. Каждый человек должен иметь семейный уют, где ей будет комфортно и спокойно. Если ребенок не находит душевного тепла в семье, она убегает на улицу, где уютно в обществе сверстников, которые, в отличие от родителей, ее поймут.

Не все имеют возможность посещать секции, кружки, веселые мероприятия. Многим школьникам нечем заняться. А организм подростка наполнен энергией, которую необходимо реализовывать. Если эту энергию не направить в позитивное русло, тинейджер применит ее в другом, негативном направлении.

Лучший способ — перевести это бродяжничество в социально приемлемую форму. То есть организовывать больше археологических, туристических, спелеологических кружков, которые давали бы ребенку возможность путешествовать, узнавать что-то новое, общаться со сверстниками. Возможно, маленькому бродяге это понравится больше, чем жизнь в подвалах…