Конец света, или Как журналист «ВЗ» ледниковый период пережила

Просматривая в теленовостях сюжеты о том, как народ мучится в обесточенных от непогоды селах, и не задумывалась, что самой зимний холодомор придется пережить. Когда комнатный термометр оцепенел на отметке +4, а синоптики «осчастливили» прогнозам о 19-градусный мороз, на спине «муравейник» вырос.

Кінець світла, або Як журналіст «ВЗ» льодовиковий період пережила

Хоть освобождай холодильник, чтобы было где согреться. Когда же после очередного звонка в аварийную в трубке вновь прозвучало «может, завтра, а может, послезавтра к вам выедут», захотелось воочию календарь майя увидеть: или и вправду он на декабре 2012-го, а не в январе 2013-го обрывается…

Возвращаюсь вечером с работы, проезжаю соседнее село Зашков — свет есть. «Видимо, и у нас уже сделали, — решила. — От Зашкова до Зарудців же — рукой подать». Рано обрадовалась. В селе — темень, лишь несколько домов кое-где светятся, под ревущий аккомпанемент бензиновых генераторов…
За окном -10, в комнате +4. Вода в системе отопления давно остыла. Если же ночью еще большие морозы прижмут, то и замерзнуть может, порозпиравши не только трубы, но и батареи. Счастье — еще летом генератор с мужем купили. Вот он — спасение. Но, поработав час, наша спасительная машина начала нездорово пчихати, а потом и вообще замолчала. Вот и загрілися…

ДЕНЬ ВТОРОЙ. Восьмая утра. Ни в селе, ни на подъездах к нему никакого аварийного УАЗика-«санитарки» не видно. Оборванные провода как валялись на дороге, так и валяются. Не дождавшись движения и к 11-й, мужчина позвонил в электросети. И снова тот же ответ: «Работаем».
— И как же работаете, когда ваших людей до сих пор никто в селе не видел?!
— У нас таких деревень, как ваша, много. Пока не восстановим высоковольтные линии, никто ничего не подключать.
— А как же тогда в Зашкове подключили?
— Там сельский совет людей организовала, они помогали аварійникам, сломанные ветки убирали.
Если уже в Зашкове, думаю, сельсовет (одна — на три села) людей организовала, значит, сегодня-завтра и у нас организует. Как-не-как, голова и сама в Зарудцях живет…
Пока я відігрівалася на работе, муж мерз на львовском рынке «Торпедо» — в очереди к мастеру по ремонту генераторов. Говорит, когда нос генератор к ремонтной будки, мог трижды его продать. Пока одни срочно чинили свои бензомашини, другие обходили рынок, ища, не завалялся где-дефицитный товар. За два дня генераторы на «Торпедо» размели, хотя торговцы, пользуясь моментом, ощутимо повысили на них цены. Разошлись даже дорогие (от четырех тысяч гривен и далее) модели. Продавцы шутили, что могут и без паспорта прописку клиента «вычислить»: если спрашивает про генератор — значит, с Жовкивщины…
Долгожданного «просветление» в Зарудцях не наступило. За два дня «холодомора» наш дом «провітрився», что за ночь столбик комнатного термометра едва до десяти градусов дотянулся. Плюс шесть градусов потепление в доме — минус шесть литров 95-го бензина в баке генератора. «Дешево» и сердито.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. Звоню в РЭС. На том конце провода — гудки. Через несколько минут снова набираю номер — безрезультатно. Третья попытка. Держу трубку до посинения. Наконец, достучалась. Но ничего нового не услышала. Все то же: «работаем», «когда будет свет, не знаем».
— Мы что — на хуторе в горах живем, что вы никак не можете до нас доехать?! — срываюсь.
— Сейчас позвоню мастеру — выясню, будет ли кто сегодня в Зарудцях.
Звоню снова и слышу, что Зарудці — опять в пролете. Ремонтники, мол, в другом направлении поехали…
Вечером нас ждал еще один «сюрприз». Запасшись канистрой, поехали бензина к генератору купить. Ближайшая заправка на трассе — темно (нет света). Поехали на другую (Куликова) — в окошке свеча горит. Пришлось разворачиваться и вплоть до Грибович «пилить».

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. По дороге на работу застали возле бара в Зашкове аварийную «санитарку». В салоне — никого (видимо, перед работой ребята «заправиться» решили), только водитель.
— Что там с Зарудцями? — спрашиваю, уверена, что наконец и до нашего села дошла очередь.
— Не знаю. Село — то не до нас. Мы от железной дороги, едем там делать (между Зашковом и Зарудцями проходит железнодорожная колея. — «ВЗ»).
В РЕМ решила больше не звонить. Надо ехать в Жовкву и на месте разбираться. И в пятницу под конец рабочего дня разве что «прокатаєшся». Придется в понедельник с утра ехать.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. Позвонили родственники из Львова. Говорят, слышали по телевидению, что в облэнерго обещали полностью восстановить электроснабжение до 26 января, и что в районах круглосуточно работают аварийные штабы. Если круглосуточно, значит, и в выходные. Надо звонить в рай-администрацию. Находим телефон горячей линии Жовкивской РГА. Не буду пересказывать эту телефонную беседу (признаюсь только, что пришлось «включить» свое служебное положение, — многодневное «футболення» доказало), но через полтора часа после нее в Зарудцях таки появились ремонтники. А еще через две — и свет.
«Голова людей организовала, чтобы помогали поломанные ветки спиливать и провода натягивать. И из села электриков подключили», — объяснял долгожданное чудо наш сосед. Диво, да и только: четыре дня — никакого движения, а тут вдруг такая организованность…

А тем временем…
Как сообщили в «Львов-
облэнерго», по состоянию на 28 января электроснабжение восстановлено в 552 населенных пунктах Львовской области, которые пострадали от непогоды. Обесточенными остаются 27 населенных пунктов (17 — полностью и 10 — частично в Жовковском, Сокальском, Радеховском и Яворовском районах.