«Люди сами увидели несправедливость в том, что одни кладут деньги на тацу, а другие — нет…»

На храме Покрова Пресвятой Богородицы вывесили «черные» списки крестьян, которые не сдали деньги на содержание церкви.

«Люди самі побачили несправедливість у тому, що одні кладуть гроші на тацу, а інші — ні...»

Списки должников церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что в Новом Селе Жовковского района, что “украсили” храм, шокировали. В такое, откровенно говоря, даже трудно поверить. При входе в церкви вывесили бумажки, на которых напечатаны фамилии прихожан и проставлены соответствующие суммы, которые, как выяснилось, новосільці платят ежемесячно. В этом списке есть отдельная графа, в которой прописано долги отдельных семей за предыдущий, 2015 год.

Из списка становится понятно, что один прихожанин этой православной церкви Киевского патриархата раз в месяц должен уплатить церкви 15 гривен. Если семья состоит из пяти-шести человек, то сумма соответственно увеличивается во столько же раз.

Чтобы выяснить, кто дал “команду” вывешивать такие списки и с какой целью, журналист “ВЗ” провела собственное расследование.

Я позвонила секретарю-референту Львовской епархии УАПЦ отцу Руслану Матвиенко, чтобы услышать его мнение по поводу обязательных платежей, которые ввели в церкви в Новом Селе. Отец Руслан Матвиенко сказал, что про этот случай знает. “Вы поймите, церковный комитет, который есть при каждом храме, пожертвований выделяет и священнику на зарплату, и на другие нужды”. А отца Иоанна Баранича охарактеризовал как честного и добросовестного слугу Церкви.

Тогда за объяснением я обратилась к отцу Ивана Баранича.

– Каждая церковь существует за счет пожертвований, — сказал журналисту “ВЗ” отец Иван. — Мы же не за границей живем, где все храмы на содержании государства. Из пожертвований прихожан формируется зарплата священнику, все расходы, в том числе и на ремонтные работы и коммунальные услуги. Община села имеет церковный устав, который утверждается на государственном уровне. В уставе прописано, что общество имеет право формировать финансовый доход таким образом, что не противоречит действующему законодательству. Когда у нас каждое воскресенье и на праздники ходили с тацою. Если кто не бросал, никто не требовал. Наши люди сами увидели в этом несправедливость, мол, почему одни ходят каждое воскресенье и кладут на тацу деньги, а другие — только на большие праздники. Община решила на собрании, чтобы собирать с каждого человека 15 гривен на месяц. Все финансы контролирует церковный комитет — приход, расход, расходы… Каждая копейка должна быть прозвітована. Поэтому и появился такой список — те сдали и те, тем, кто не сдал, написали долг. Но, поверьте, никто у должника не требует принудительно вернуть эти деньги!

— А что это за цифра прозвучала, что человек за похороны должен заплатить две тысячи гривен?

— Человек, который жил за пределами деревни, скажем, во Львове и ее родные решили похоронить на нашем кладбище, по решению церковного комитета, должен заплатить две тысячи. Кладбище надо кому-то обрабатывать — косить, сносить траву, подправлять… Для этой работы нужно нанимать людей и за это им платить. Поэтому для “иногородних” и установили такую сумму. Но кто совсем не имеет денег, потому что во Львове за погребение надо выложить сумму, в четыре раза превышает эту, мы все равно закопаем.

Я в этом храме служу с 1989 года. Благодарю Бога, что заслужил себе у прихожан авторитет и уважение.

— Чтобы избежать этого скандала, может, надо было не дать разрешения на вывешивание этих списков?

— У нас есть так: комитет собирается, проводит ревизию денег, просматривает ход средств. А как тогда делать, чтобы другие прихожане видели, куда идут деньги? То, что такой список на церкви появился, — то воля общины. Мы не прячем ничего от людей, каждая их копейка освещена, люди видят, что ни священник, ни кассир не являются ворами. Вы бы приехали ко мне домой и посмотрели, как я живу и на какой машине езжу. Ни хоромов не нажил, ни имений. Да и со здоровьем не все в порядке. Вот надо идти на операцию, а денег не хватает…

По поводу инцидента, который произошел в Новом Селе, я позвонила председателю Надичівської сельского совета Жовкивского района Ольге Драган.

— Я лично в этом не вижу ничего плохого. Это не совсем список должников, вывешенный на церкви, а список жертвователей. Сколько себя помню, у нас всегда так было. И в каждой церкви такое есть — община собирает роши, а церковный комитет фиксирует каждую копейку. Никто же ни от кого ничего не требует. А про отца Ивана могу сказать только хорошие слова — добрый и порядочный человек.

Фото «Варта-1»