На Донбассе воюет с террористами, во Львове – за квартиру

Жилищно-коммунальный конфликт

На Донбасі воює з терористами, у Львові – за квартиру

У семьи Ярослава Кулинича, участника Євромайдану и воина АТО, отнимают жилье. Пока человек рискует своей жизнью на востоке Украины, его многодетную семью пытаются лишить коротких квадратных метров.

В 1996 году семья Кулиничей с тремя детьми поселилась в одном из львовских общежитий на тринадцати жилых квадратных метрах.

«Комната была страшная, грязная и ободранная. Перед нами там жил пенсионер, больной туберкулезом. Мы ее отчистили, привели в порядок. Чтобы вы понимали, как нам было нелегко: тридцать пять человек, жителей общежития, рассчитывали на один туалет. Уже впоследствии мы все поделили между собой коридор, и каждая семья сделала себе маленькую кухню и санузел. Муж работал в милиции почти тридцать лет, его коллеги получали жилье один за одним, а нам ничего не давали. Мы ждали своей очереди, – объясняет жена господина Ярослава Любовь Кулинич. – От такой жизни в тесноте наши дети часто болели, стали аллергиками. Потому как за соломинку ухватились за возможность перебраться в помещение бывшего опорного пункта милиции».

Вселились, потому что, как уверяет госпожа Люба, руководство на работе мужа дало добро. С 2000 года спешили переоборудовать нежилые помещения опорного пункта милиции (37,6 кв.м) на первом этаже жилого дома на вул. Шевченко, чтобы можно было там жить. Сделали комнату, кухню, коридор, ванную и туалет. Когда переселились, пытались узаконить занятые квадратные метры, чтобы иметь возможность платить за коммунальные услуги, и сделать этого так и не смогли.

«Начальник ЛКП дал нам ключи, но не сказал, как мы должны дальше делать. Без документов вселились, потому что на помещение никаких документов ни у кого не было (и до сих пор помещение не имеет собственника, который бы имел надлежащие документы). В Шевченковскую администрацию обращались, в ЛКП, чтобы платить как за свет, газ. Нам говорили, что поскольку на помещение нет документов, то нельзя дать разрешения на оплату. Так и жили без возможности легализовать свое жилье. В 2004 году нам перекрыли свет и газ за неоплату, хотя мы не отказывались платить. С тех пор начали жить на два дома», – вспоминает жена воина АТО.

Днем в основном все вместе в тесной комнатке общежития, а на ночь разделялись: кто-то оставался, а кто-то уходил ночевать в помещение на месте бывшего опорного пункта. И так более чем десять лет.

«Они не получили никакой помощи от органов власти. На неоднократные обращения руководства органов МВД Украины и семьи Кулиничей по поводу помощи в оформлении прав на эти помещения представители власти либо не реагировали, либо рекомендовали ожидать наступления очереди на квартирном учете», – поясняет адвокат Дмитрий Гудыма.

И когда на эти помещения положили глаз другие люди, дело задвигалась. Быстро за соответствующее решение исполкома Львовского городского совета (ЛГС) обжитые семьей Кулиничей нежилые помещения отдали работницы ЛКП «Обильное-402».

По словам адвоката, который защищает интересы семьи Кулиничей, во Львове работает «схема», по которой распределяют свободные квартиры, предназначенные для «очередников». ЛКП ведут свои «самопальные очереди» без должных на то юридических оснований. Вследствие чего работники коммунальных предприятий оказываются на верхних ступенях «своей» очереди и претендующих на получение квартир от города под видом служебного жилья, который такого статуса не имеет.

«Нежилые помещения бывшего опорного пункта милиции, в которых живут Кулиничи, территориальной общине Львова на праве собственности не принадлежат. Более того, они не имели и не имеют законного владельца, что подтвердило как Бюро технической инвентаризации и экспертной оценки, так и Главное территориальное управление юстиции в Львовской области, – рассказывает Дмитрий Гудыма. – И это не остановило коммунальщиков, которые соблазнились приобрести себе обжитые людьми более десятка лет назад помещение. В суде работница ЛКП и его представитель предоставляют документ о том, что весь дом в конце 80-х был передан на баланс соответствующего органа Железнодорожного района. А баланс не создает и никогда не создавал права собственности. Кроме того, нет никаких данных о том, что нежилые помещения в доме передавались от «Электрона» до органов Железнодорожного района Львова. А как эти помещения оказались на балансе не так давно созданного ЛКП «Обильное-402», не может объяснить никто».

Пока глава семьи Ярослав Кулинич второй раз пошел воевать в зону АТО, его семью пытаются выселить, чтобы предоставить это помещение секретарше ЛКП, которая зачислена на квартирный учет в львовском городском совете за №23 773 общей очереди. Зато в очереди коммунального предприятия данное лицо якобы находилась под №5.

После того, как семья Кулиничей подала в суд, Галицкий районный суд Львова решение исполкома и соответствующий приказ департамента жилищного хозяйства ЛГС, изданные в интересах секретарши ЛКП, отменил. По словам Дмитрия Гудымы, это решение принял судья, в которого во Львов перевели из Донецка, и сомнений в его беспристрастности нет, потому что он во Львове не «погряз» в социальных связях. Зато суд второй инстанции – Львовский апелляционный административный – занял кардинально противоположную позицию и своим решением оставил часть исковых требований семьи Кулиничей без удовлетворения, а по остальным – закрыл производство по делу, посоветовав обращаться в общий суд – Шевченковского районного суда Львова.

Комментарии для «ВЗ»

Николай Сенько, адвокат работницы ЛКП

В помещении бывшего опорного пункта милиции не было возможности жить, не подключен свет и газ. Семья Кулиничей имела ключи, закрывала его и все. Работницы ЛКП предоставили разрешение на перепланировку, изготовление документации и перевода этого помещения в жилой фонд. И кто вам говорил, что оно не имеет собственника. Если чего-то нет в реестре, то это не значит, что его нет в собственности. Реестр был создан в 2000-х годах, а помещение передавалось в коммунальную собственность в 1988 году, и мы в суде предоставляли документы решение Железнодорожного совета о том, что это помещение было передано в коммунальную собственность. Этот документ суд учел, вынося решение. Это помещение коммунальное, оно не может быть ничье. От него никто не отказывался. Город предоставляло это помещение для опорного пункта милиции в 2000 г.

Лидия Танчак, начальник отдела Управления жилищного хозяйства

Ивашкевич претендовала на это помещение как работник ЛКП — как очередник ЛГС. Это помещение коммунальной собственности. Поэтому город им распоряжается. При подготовке решения были справки, где было написано, что много лет это помещение не использовалось по назначению и пустовало. Ивашкевич обратилась с заявлением, что за собственные средства приведет помещение в надлежащий вид, чтобы его можно было использовать как жилое.

Вопрос о технической возможности использовать это помещение как жилое рассматривался на межведомственной комиссии в исполкоме. И при положительном решении комиссией, за согласований депутатских комиссий жилищной политики и депутатской деятельности и законности, подготовлен проект решения исполкома ЛГС, которым предоставлено разрешение работнику ЛКП Ивашкевич на перепланировку нежилых помещений под жилье.

Она не является первой в жилищной очереди. Очевидно, имела какие-то преференции, что работает на территории того ЛКП… Она обратилась с заявлением, не имела никакого жилья. Господин Кулинич обратился лишь после того, как поступило ее заявление. Если там проживал более десяти лет, то почему не ставил раньше этот вопрос? Он пользовался этим помещением, по сути, сам захватил его. Никто его за это не наказал…

Конечное решение — за судом. Решение исполкома принималось на основании решения межведомственной комиссии о технической возможности такой перепланировки. На момент принятия решения исполкома были предоставлены справки с ЛКП, что помещение пустует и его никто не использует.