«Нельзя дать условного срока, когда человек не кается…»

Корреспондент «ВЗ» пообщалась с адвокатом, который защищал виновницу ДТП, в котором погиб человек…

«Не можна дати умовного терміну, коли людина не кається…»

«Четыре с половиной года лишения свободы Апелляционный суд в Львовской области заменил на два года условно. Когда я услышала этот приговор – была в шоке. Это был плевок в лицо, удар в сердце через спину», — рассказывала корреспонденту «ВЗ» Олеся Бовсунівська. Наша газета уже несколько раз писала про эту трагическую историю. В автомобильной аварии погиб муж Олеси — 33-летний Владимир Цап. Молодая пара только что вышла замуж, в счастливом браке молодожены прожили всего два месяца. Трагедия произошла в конце 2011 года на трассе Мостиска-Львов. Село Княжий Мост. Около 16 часов Владимир возвращался этой дорогой домой. Черное «Ауди», за рулем которого находилась женщина, выехала на встречную полосу и буквально разбило его машину. Мужчина умер мгновенно. Мостиский районный суд приговорил виновницу ДТП – 29-летнюю Марту Клімань – в тюрьму. Последняя подала апелляцию. Председательствующий судья Ревер В. В. заменил реальное наказание на условное. Олеся Бовсунівська готовит кассацию.

ОЛЕСЯ не может простить женщине, которая отправила мужа на тот свет… Говорит, сначала виновница аварии пыталась сделать виновным именно Владимира, делала попытки вместе со своим отцом – бывшим правоохранителем. Но следователь не поддался… Предлагали потерпевшей и «откупные» — 5 тысяч долларов, позже – 10 тысяч долларов. Олеся от денег отказалась.

Во время первых судебных заседаний виновница ДТП вела себя вызывающе, даже не смотрела в сторону вдовы. По всему было видно, говорит Олеся, что она не раскаивается. Впоследствии, видимо, по совету адвоката, изменила тактику — стала извиняться.

«Первое, что меня спросил судья Апелляционного суда, почему не взяла деньги, которые мне предлагала Клімань, — возмущается Олеся. – Почему я их должна брать? Для этого должно быть решение суда. Я работаю медсестрой, зарплата у меня небольшая, я подала иск о возмещении убытков. Нужно поставить мужу памятник, оплатить услуги адвоката. Судья отнесся ко мне так, будто я виновата, что не взяла этих денег. Можно сказать, во время заседания мне закрывали рот, и никому не были нужны мои объяснения о том, что произошло, что я пережила… Чувствовала предубеждение со стороны судьи. Его интересовало, почему не взяла 40 тысяч грн., которые мне прислали переводом. «Причем здесь деньги? Вам не важно, что погиб человек?». С такими словами я обратилась к судье. Он только махнул в мою сторону рукой, по сути, отмахнулся от меня»…

Олеся говорит, речь Клімань была идеально заученной. На заседание она привела девочку шестнадцатилетнюю дочь-ку своего мужа, над которой во время судебных перипетий взяла опеку. Олеся не понимает, как Попечительский совет могла ей позволить это сделать, в то время, когда она была под следствием, а затем осуждена к лишению свободы районным судом. Прокурор, учитывая обстоятельства данного дела, просила не отменять решение районного суда. Шокирующий факт, по словам Олеси, – во время заседания прозвучало, что Клімань получит три года условно, а в решении написали – два. Что это: случайная ошибка или сознательная фальсификация?

Я встретилась с адвокатом, который защищал виновницу смертельного ДТП — Марту Клімань. Известный адвокат Олег Мицик рассказал, как и почему ему удалось убедить Апелляционный суд изменить решение первой инстанции.

— Олег, вы беретесь за все дела, или каким-то образом их отбираете, скажем, с моральной точки зрения?

— Дело должно мне нравиться. Должен чувствовать, что я прав. Сначала – моральное удовлетворение, потом – материа-ное. В моих соглашениях прописано условие: если клиент ведет себя не так, как мне нравится, или своими действиями вызывает подрыв моего авторитета, имею право разорвать соглашение.

— По делу Клімань. Справедливым является решение Апелляционного суда?

— Мы еще в Мостиском районном суде просили применить к Клімань так называемую статью 75 – «испытательный срок». Не должны ли женщины сидеть в тюрьме за неосторожные преступления. Смотрю по судебной практике, есть преступления, когда и двое людей погибают, и дают условный срок. Есть люди, которые сбили человека, были пьяны, скрылись с места происшествия… В Украине неправильное, гипертрофированное законодательство об уголовной ответственности за ДТП. Это – неосторожное преступление. Каждый человек может это допустить. Это не тот случай, когда ты намеренно занес меч над кем-то и ударил…

— Как на меня, испытательный срок – это все равно, что человек и не получила наказание… Как говорится, отделалась легким испугом. А вот потерпевшая потеряла молодого мужа, не родился их будущий ребенок…

— Исходя из вашей логики, все люди должны сидеть в тюрьме. Для того законодатели приняли ст. 75, чтобы оценить обстоятельства дела (самого преступления), личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. Суд имеет право назначить испытательный срок в один, два, три года. В этот период человек не может покидать Украину, согласно установленному графику отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции. Если она хоть раз не появится, его приговор пересмотрят и отправят отбывать наказание. (Адвокат заметил, если первая инстанция приняла решение о лишении свободы на срок не более пяти лет, тогда условное наказание в апелляции разрешено назначать. – Авт.).

— Со стороны выглядит, что решения судов банально покупаются…

— Это вы так думаете. Я сказал: «Уважаемый суд, не принимайте во внимание личные амбиции потерпевшей, она никогда не простит женщине, которая счастлива, которая приобрела семью, в то время как потерпевшая потеряла семью»… Бесспорно, Клімань была виновата, потому что выехала на встречную полосу. Но украинцы желают зла друг другу до тех пор, пока сами не окажутся в такой ситуации.

— В последнее время увеличилось количество аварий на дорогах, гибнут люди, а водители-убийцы выплачивают возмещение, по сути, откупаются, и все…

— Есть люди, которые откровенно врут в глаза, они знают, что виноваты, но отрицают этот факт. Нельзя назначать одинаковое наказание человеку, который ворует всю жизнь, и которая поступила так по определенным причинам… Один человек может эти деньги украсть и пропить, а другая – принесет их в семью. Суд должен оценивать критерии, а не чьи-то желания. Нельзя дать условного срока, когда человек не признает вину и не раскаивается…

— Немало потерпевших отказываются от денег «из рук в руки», потому что считают, что таким образом будто предают память погибшего человека. Идут легальным, цивилизованным путем, подают иски в суд о возмещении морального ущерба…

— В случае с Клімань, она еще в суд посылала Бовсунівській деньги. Но и не хотела их брать. Однако в иске заявляла: возместить ей полмиллиона… Бовсунівській присудили 100 тысяч грн., а родителям Владимира – ничего. Теперь они обратятся в суд и еще 100 тысяч взыщут? Суд допустил ошибку в этой части — не признал родителей потерпевшими. Весь мир знает, ты сформулировала требование, заявила иск, с этой минуты можешь принимать средства. Есть статья 66 УКУ: «Обстоятельства, смягчающие наказание (добровольное возмещение причиненного ущерба или устранение вреда)». Поэтому суд ее и спрашивал, почему не принимает этих средств. У меня было дело в Дрогобыче, где женщина дважды сбивали на смерть людей, причем два раза была пьяной… И во второй раз ей снова дали условно.