Нет более страшной радиации, чем пренебрежение чиновников…


Участковых в Карпатах больше почитают, чем милиционеров-чернобыльцев

Нема страшнішої радіації, ніж зневага чиновників…

Что бы там власть не рапортовала о торжестве закона, сама она его не придерживается. Одна из иллюстраций к сказанному – история с пенсионером МВД Евгением Юриком из районного Николаева. Несмотря на выигранные им четыре суда, обязывающее решение по которым вступило в законную силу, Пенсионный фонд отказывается платить инвалиду положенную ему пенсию. Вследствие этого бывший чернобылец ежемесячно недополучает примерно полторы тысячи гривен, которые нужны ему, в частности, на лекарства от чернобыльских болячек…

Евгений Андреевич по специальности инженер-механик. Окончил сельскохозяйственный институт в Дублянах, работал в колхозе, а затем — в исправительной колонии. Оттуда в июне 1986-го старший лейтенант Юрик добровольно вызвался поехать на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС. Почти год работал там в составе отдельного батальона ГАИ, который организовывал безопасное передвижение в этой горячей точке военного и гражданского транспорта. Работа была без выходных. До сих пор помнит «вкус» радиации – пересохшие губы, боль в горле и голове. Марлевые респираторы (в Чернобыле их называли «лепестками») от облучения не спасали. Многих друзей, с которыми нес службу неподалеку реактора, уже нет среди живых. Командир их роты из Стрыя четыре года назад умер от рака крови…

Второй раз Евгений Юрик отправился в чернобыльские края в сентябре 1995-го – был командиром батальона по охране зоны радиационного загрязнения. Вместе с товарищами старался зараженную территорию от мародеров и браконьеров, которые охотились на рыбу и дичь, а затем продавали ее на столичных рынках. На четвертом году второй командировки в Чернобыль и его подкосила болезнь. Из-за нее вынужден был уволиться с должности и уйти на пенсию.

Согласно закону Украины «О пенсионном обеспечении военнослужащих…», под который подпадают и милиционеры-чернобыльцы, при начислении им пенсий учитываются постоянные доплаты, надбавки, вознаграждения, которые согласно постановлению Кабмина выплачивали тем, кто работал в зоне отчуждения. Однако в Пенсионном фонде категорически отказались учитывать эти доплаты. А следовательно размер пенсии назначили значительно меньше. Евгений Юрик долго обивал пороги разных инстанций и, не найдя там правды, обратился в суд. Пять лет длился этот поединок. Наконец, постановления и определения судов обязали главное управление Пенсионного фонда во Львовской области провести перерасчет надлежащей Евгению Юрику пенсии с учетом полученных в Чернобыле доплат. Пенсионщики отказывались выполнять волю суда. Тогда бывший милиционер обратился в прокуратуру с жалобой на игнорирование решения суда. После ее предписания в Пенсионном фонде сделали справедливый перерасчет. Но через некоторое время снова необоснованно обрезали пенсию чернобыльцу. На этот раз назойливости прокурорам не хватило, они перестали даже отвечать на обращения господина Евгения.

— Это абсурд! – говорит бывший чернобылец. – Милиционер, который служит, например, в Сколевском районе, получает надбавки за работу в горной местности, эти доплаты ему учитывают при выходе на пенсию. А вот милиционер, который своим телом ловил чернобыльские рентгены, такого права не имеет…

Чернобыль напоминает Евгению Юрику о себе ежедневно. Беспокоят его сердечные болезни, гипертония. Быстро устает, обливается потом. Врачи нашли целый букет вызванных радиацией болезней. Но должным образом бороться с ними не имеет возможности из – за обрезанные в Пенсионном фонде средства, которые могли бы пойти на таблетки, витамины, санаторное лечение.

Таких обиженных чиновниками чернобыльцев, как Евгений Юрик, в Украине тысячи. Те, кто защищал нас от «мирного атома», когда даже не подозревали, что в государственных конторах их ждут еще более страшные испытания, чем в радиационной зоне…