«Петрусь думает, что папа на войне»


Продолжается судебный процесс по делу «террориста» Сашка Гживінського.

«Петрусь думає, що тато на війні»

Продолжается судебный процесс по делу 29-летнего Саши Гживінського, которого обвиняют по статье УК «Теракт». Бывший боец добровольческого батальона «Айдар», напомним, 29 октября прошлого года бросил боевую гранату во двор дома городского головы Львова. В доме на момент взрыва находились сам Андрей Садовый, его жена, пятеро детей и теща. Никто не пострадал, однако все порядком испугались. Правоохранители изъяли у задержанного тротил и три ручные гранаты РГД. Гживінський заявил, что таким образом хотел выразить свой протест против безразличия властей к проблемам участников АТО. Повредить никого не хотел, поэтому специально посмотрел, чтобы во дворе дома никого не было.

Городской голова Андрей Садовый на суд не появляется (он написал заявление, что не имеет имущественных претензий к подсудимому), также в процессе не участвует и его юридический представитель. За совершение теракта в Уголовном кодексе Украины предусмотрено от 5 до 10 лет лишения свободы. Гживінський находится под стражей в СИЗО на улице Городоцкой. Статья «Теракт» не позволяет отпустить его на поруки, как того просили его собратья из «Айдара». Они приходят и приезжают из других городов на каждое судебное заседание. «Айдарівці» отнюдь не оправдывают Гживінського, но понимают, что сказался «синдром войны». Хотя, говорят, никто бы не подумал, что Саша мог такое учудить, ведь на войне был наиболее спокойный и уравновешенный из всех.

«Каждый из нас думал, что надо бы в этих вельмож бросить гранату, но реально бросил ее только Саша. Потому что еще молодой, идеалист…», – переговаривались «айдарівці» на суде. «У участников АТО сейчас огромные проблемы. Очень показательна эта дело относительно Саши Гживінського, – рассказывает «ВЗ» «айдарівець» Ярослав Киричинский. – Не выдержал, бросил гранату. Потому городская власть равнодушна и глуха к нашим собратьям. Например, есть меморандум между городом и Министерством обороны о передаче в коммунальную собственность общины Львова военных частей и объектов, которые принадлежали командованию ПрикВО. Там есть около 36 гектаров по Львову и масса объектов. Минобороны передало это все на баланс общества, но для удовлетворения потребности военнослужащих в жилье. Тем временем, например, на территории Городецкая-Шевченко застройщик уже возводит коммерческое жилье. Садовый все дела по АТО передал в облгосадминистрацию, чтобы там искали им участка. Нашли: Грибовичи, Збиранка… Центр для обслуживания атошників открыли подальше от города, чтобы до мэра не ходили? И так «решают» все проблемы. В доме, что город строит Под Голоском для участников АТО, будут жить около 20 семей. А обращений по поводу жилья – 1500! Это не решает вопрос».

Жена Гживінського, художница Алина, рассказывает, что Саша болезненно воспринимал несправедливое отношение власти к военным. «Когда Саша еще воевал, мы ездили к нему с Петрусем (5-летний сын Александра Гживінського. – Авт.), жили в военном городке в Днепропетровской области, – рассказывает Алина корреспонденту «ВЗ». – Саша был шокирован, когда в очереди на оформление документов с ним стояли искалеченные в боях военные, которые должны были доказывать, что они действительно участники АТО. Рассказывал, как сам спасал раненого в бою собрата, и как назад потом отказывали в статусе участника боевых действий. У Саши произошел психологический срыв, а потом – посттравматический синдром… Когда узнала, что он бросил гранату в дом мэра – было страшно, я очень переживала… К нам домой приходили из полиции, проводили обыск, искали оружие. Посмотрели – сразу поняли, что ничего такого у нас нет. Очень интеллигентные, даже снимали обувь, когда заходили в квартиру. Меня вызвали в военную и уголовную прокуратуры. Спрашивали, как Саша вел себя дома, какие у нас отношения. Хорошие отношения у нас… Петрусь думает, что папа на войне».

Алина рассказывает, что муж был творческим человеком. Учился в «политехе» на архитектуре. Был экстремалом, увлекался прыжками и трюками на велосипеде в скейт-парке. Первый во Львове сделал сальто на велосипеде. Вместе с единомышленниками обустраивали скейт-парк возле Пороховой башни. Играл на ударнике в музыкальной группе (кстати, коллеги-музыканты также приходят поддержать Сашу на суде). Ударная установка даже стояла у него в квартире, и он там репетировал. Увлекался созданием витражей. Некоторое время супруги жили в Тернополе, где вместе выполняли заказы на витражи.

Соседи по улице Черемшины (там живут родители Саши Гживінського – Ирина Ивановна и Ярослав Теодорович) написали письмо в суд, в котором просят смягчить ему приговор. «Знаем эту семью 40 лет, это интеллигентная, воспитанная, спокойная семья, отец имеет статус репрессированного, – говорится в письме за подписями 27 соседей. – Саша рос на наших глазах, был уравновешенный, неконфликтный, был сторонником здорового образа жизни, не употреблял алкоголя, не курил, всегда был патриотически настроен. В июле 2014 года пошел защищать территориальную целостность Украины в батальон «Айдар». Воевал в зоне АТО один год и 3 месяца. Большая благодарность и уважение Саше за храбрость и патриотизм».

Фото автора