Плесень колбасу спасали маслом, а напрочь испорченные продукты оказывались в баре

Как корреспондент «ВЗ» работала в сельской лавке

Плісняву ковбасу рятували олією, а геть зіпсовані продукти опинялися у барі

Солнечные лучи в помещение не проникали, стены ободраны, на полках – пыль, засаленный прилавок. Поднимаю голову — подвесной потолок погрызенные. Впечатлений от месячной стажировки в таких условиях хватило надолго. Как говорят, «раз два». В моем случае — месяц за год.

Особого кастинга перед приня-няттям на работу не устраивали.., поскольку я была единственной претенденткой. Фейс-контроль у владелицы прошла, переняла у будущей напарницы смену — и к работе. Медицинской книги у меня не требовали.

Магазин расположен возле трассы вместе с кафе-баром. Маленький, «2×2», магазинчик вмещал в себе рекордное количество товаров: от хлеба, масла, колбасы до гвоздей, тяпки и лопаты!

Рабочий день начинался с девяти утра и заканчивался в восемь вечера. Обеда, конечно, не было, перекусывали тогда, когда был наименьший наплыв людей, это примерно между 11-ю и 13 час. Сидеть не было где, да и места для табуретки маловато, поэтому, уложив ящики один на другой, отдыхала на них. Хотя в первый день было не до отдыха. Пришлось повимивати и пересдавать все. Было такое впечатление, что нанялась уборщицей…

В первый же день увидела мышь — она прошмыгнула под ногами. Что только не делала, куда мышеловок не ставила — и на пол, и холодильник с колбасой… И для чего ей кусочек колбасы, если рядом лежит целая гора. Сказала «маленькую» проблему владелицы, и она посоветовала… не считаться. Когда я сама видела грызуна — было еще полбеды. За несколько дней я к мышам привыкла. И как-то утром пришла, а люди уже ждали. Открыла магазин, а там мышь по колбасе и сыре разгуливает…

О которой свежесть и качество товара можно было говорить? Разве что сразу после того, как владельцы его привозили – а это было раз в неделю. Холодильники неисправные, по хлебе бегает наша старая подруга мышь, которая его часто подгрызает. Куда дівали испорченный товар? Продавали до последнего куска. По рекомендации владелицы некоторые испорченные продукты мне приходилось обрабатывать. Запліснявілу колбасу натирала маслом, сосиски с запахом и стухле масло замораживала. Продукты уже совсем никудышные списывали на бар. Однажды мы с барменами решили проучить нашу хозяйку — госпожу Наталью. Однажды ей захотелось в баре поесть. Сварили картошечку и полили испорченным маслом из магазина. Попробовала, скривилась и сказала то масло выбросить.

Магазин расположен в селе моей бабушки, поэтому многих людей я знала. Чтобы «лица перед людьми, не потерять», были у меня свои секреты.

Никогда не продавала испорченный товар, предупреждала прямо, что свежее, а что не очень. Если была владелица – то просто кивала головой, моргала, одно слово, предупреждала всеми возможными способами.

Всем недовольным покупателям по секрету рассказывала, когда приедет Наталья. Иногда даже очередь недовольных вишиковувалась.

Как-то была санитарная проверка. Быстренько перезвонили хозяйке, она приехала. Госпожа из санстанции попили, поели в баре и до магазина так и не дошли…