С Майкобом – в поле широкое…


«Неси меня, конь, по чистому полю, как вихрь, что здесь гуляет…» — писал когда-то Иван Франко. На выходные и мне выпала возможность прокатиться на скакуне. Один из частных владельцев в Белогорще, господин Михаил, имеет красавца жеребца Майкоба. Когда на скачках на ипподроме бегал, но впоследствии староват стал для гонок. Сейчас ему 15 лет – это полжизни для лошадей.

Із Майкобом – у поле широке…

Породистых скакунов трудно приучить к плугу, поэтому в аграрных целях их не используешь. Их продают гостинично-ресторанным комплексам или частным владельцам. Украинская верховая порода была выведена в Украине после Второй мировой войны для нужд конного спорта.

Господин Михаил заботится о своего красавца – ежедневно выпускает побегать, даже зимой, расчесывает несколько раз в неделю. Муж говорит, если скакун несколько дней не бегает, то ноги могут напухати. Поэтому катается господин Михаил практически ежедневно.

В Майкоба спокойная натура – даже своего трехлетнего сына муж не боится с собой в седло брать. Лошадь не брикливий, но с характером. Утром как погонит галопом по полю, аж за ушами ветер свищет. Но два-три круга сделает и заспокоється. Однажды услышал ржание кобылы где-то далеко и совсем потерял голову — сбросил жену господина Михаила – и побежал неизвестно куда… За два дня Майкоба отыскали на окраине села – пасся себе спокойно рядом с той кобилкою.

Лошадь очень тонко чувствует. Когда хозяин приходит дать кушать или просто погладить, то он спокойный и послушный. А когда со шприцом в кармане (шприца не видно), чтобы сделать укол, то он сразу убегает, бегает по кругу, нервничает. Откуда животное знает, что ее ждет неприятная процедура?

Сел я в седло (на фото). «Подошву в стремя следует запихивать до половины, чтобы во время движения не подвернуть ногу. Следует крепко держать лошадь за поводья и ни в одном пока не отпускать их. Для дополнительного управления можно потянуть за гриву. Надо обхватить лошадь ногами покрепче за бока, а во время езды комфортнее немножко привставати», — провел краткий инструктаж господин Михаил. Поэтому я ударил в бока и, трижды объехав по дороге вокруг домов, направился в широкое поле. Когда лошадь не хочет дальше бежать в поле, то заворачивает домой, даже если бы возвращал его поводьями.

После двух кругов по полю Майкоб на галоп был неохотен, поэтому мы побежали рысью. Чудеснейшее чувство – нестись между высоких трав на таком красавце-скакуне! По завершении круга в несколько метров мне захотелось проскакать еще одно. И Майкоб был другого мнения. Ему бы попасться, а не бегать. Поэтому он начал вертеть головой и вырываться. Даже слов господина Михаила и хлыста не захотел слушать. Поэтому я должен был уступить. А Майкоб пошел смаковать траву с каплями утренней росы…