Святой Онуфрий вышел из укрытия

Уникальная скульптура Пинзеля вернулась к сельской церкви, откуда не выйдет даже на реставрацию

Святий Онуфрій вийшов зі сховку

Церковь в селе Рукомиші, на которую прошлого лета упала скала, еще несколько месяцев назад выглядела изувеченной. Гигантская 30-тонная глыба, что 30 июля прошлого года сорвалась с горы, замуровала вход в храм, построенный в 1768 году, раздавила крыша и частично снесла стены детинца. А остановилась возле сложенных в молитве рук фигуры Святого Онуфрия (на фото). Крестьяне восприняли это как очевидный знак от своего охранника. Они считают каменную скульптуру оберегом Рукомыша, ее для церкви Святого Онуфрия создал в 50-х гг. XVIII века мастер Иоанн Георг Пинзель.

Святий Онуфрій вийшов зі сховку

Скала УПАЛА накануне приезда музейщиков – они тогда готовили выставку Пинзеля в Лувре и надеялись, что уникальная каменная работа все-світньо известного мастера станет жемчужиной украинской экспозиции в Париже. Но сельская громада не отдала святого Онуфрия. Скульптуру надежно спрятали и никому не показывали. Священник отец Михаил стал на сторону односельчан. Поступок рукомишців вызвал скандал, вышедший за пределы страны. На выставку работ Пинзеля в Лувре святой Онуфрий не попал…

Еще несколько лет назад никто не догадывался, что за толстым слоем извести, за белой скорлупой «идола», что стоит в церковной воротах, скрывается шедевр. Краеведы и музейщики уволили скульптуру от наслоений – и сделали сенсационное открытие: это Пинзель. Именно он является автором этой работы в камне. А прошлым летом как не уговаривали рукомишців, как не пытались склонить на свою сторону отца Михаила – община села не отдала святого Онуфрия. Он, мол, от середины XVIII века ни разу не покидал Рукомыша…

Для ТОГО, чтобы посмотреть, как теперь выглядит церковь в Рукомиші и узнать, где теперь скульптура св. Онуфрия, корреспондент «ВЗ» отправилась на Тернопольщину.

До церкви Св. Онуфрия сбегает извилистая живописная тропа – Крестный путь с двенадцатью часовенками. Перед глазами – невероятной красоты пейзаж: справа – скалы, слева – долина полноводной реки Стрипы. Слышать, а через некоторое время и видно, как с крыши церкви мастера снимают старую кровлю. Над входом в храм возвышается гора – здесь раньше нависал большой выступ, а теперь его словно срезал гигантский нож. Место обвала закрепленное свежим стеной из мелкого камня.

Церковь возвращается к жизни. Стены детинца, перекошенные обвалом, уже восстановили. Через приоткрытую дверь (уничтожены деревянные заменили массивными металлическими) попадаем внутрь. Святой Онуфрий – он метр высотой — стоит в том же углу, что и раньше. Но не на столике, а в освобожденной для него ниши, защищенной толстыми стенами. Раньше не замечала, что длинные волосы библейского героя под определенным углом напоминает сложенные за спиной крылья…

Отец Михаил рассказывает, что гору строят сельские мастера, работают от самой Пасхи. Еще надо много чего в середине церкви довести до ума, взыскать арматурой трещины, перекрыть крышу. Новые двери, надежные и долговечные, кому-то нравятся, а кто-то считает, что стоило поставить деревянные, подобные тем, что были… Отец Михаил вспоминает

30 июля прошлого года (я впервые слышу некоторые подробности). Оказывается, обвал произошел сразу после того, как отсюда двинулись наверх, к автобусу, дети-экскурсанты… Гигантские камни, как известно, остановились в церкви перед святым Онуфрием, а вот мельче камни закатилось в алтарь…

— Не жалеете теперь, что не дали святого Онуфрия на выставку в Париж? – спросила я.

— Теперь, когда увидели, что работы Пинзеля вернули к Покровской церкви в Бучаче и в музее, можно было бы и пожалеть, что святого Онуфрия не увидели в Лувре. Но тогда мы не могли на это решиться. Люди сказали: нет. Для крестьян эта скульптура – не только шедевр мирового уровня, это охранник сельской общины, охранник Рукомыша. В силе его защиты мы не имеем никакого сомнения…

— На реставрацию скульптуры теперь соглашаетесь?

— Конечно, согласны. Тем более есть меценат, готовый оплатить реставрационные работы. Однако реставратор будет работать в Рукомиші, этот вопрос мы уже согласовали.

Когда приводили в церкви порядок после обвала, отчистили от многолетней штукатурки входные ворота – вышла на поверхность уникальная резьба по камню, удивительной красоты графический рисунок.

Церковь получила в подарок три колокола, на которые понадобилось 128 тысяч гривен. Эти деньги дал незнакомый мужчина, который на вопрос, кто он, ответил: «Меня зовут Степан, и вам достаточно».

Работами «по дереву и по бляхе» община обязана другому мужчине, с Косово. Тот когда привозил сюда, к целебному источнику, больного мальчика, и мальчик выздоровел. Сейчас муж решил поддержать это уникальное место – дал лес, дал бригаду…

— Благодаря таким людям у меня не опускаются руки, — говорит отец Михаил.

В паламарни работает художник из Бучача Владимир Кісілюк. Все часовни, которые мы миновали по дороге вниз, расписаны его руками. Владимир Васильевич выравнивает стены, готовя их под роспись, сам делает стяжку – ему, говорит, необходимо знать, что все сделано так, как должно быть. Краски художник разводит на святой воде, а когда работа будет завершена, он под ней своей подписи не поставит. Почему? – интересуюсь я. Потому что, говорит, когда работает, входит в такое состояние, что впоследствии не знать, кто и водил кистью…

Настоятель церкви отец Михаил Суканец и сам до работы берется, и поддерживает художника из Бучача Владимира Кісілюка.