Украинскую песню – в студию!


Закон «о квотах» распахнул двери в радиопространство отечественным исполнителям.

Українську пісню – у студію!

Отныне каждая четвертая песня на украинском радио будет звучать на украинском языке. Этого требует закон о внесении изменений относительно доли музыкальных произведений на государственном языке в программах телерадиоорганизаций, который вступил в силу 8 ноября. А если какая-то радиостанция не будет придерживаться квот на украинскую песню, ее будут штрафовать.

Тяжело шел этот закон. Много копий было сломано. Полгода назад 55 украинских исполнителей и музыкальных групп тогда, не разобравшись в ситуации, или же подталкиваемые владельцами радиостанций, подписали обращение против введения квот для песен на украинском языке. Правда, потом много кто отозвал свои подписи. Возможно, на изменение позиции повлияло общественное мнение, которая была возмущена самим форматом этого обращения? Изменит ли этот закон ситуацию в украинском радиоэфире, где до сих пор царит так называемый “формат”, украинскую песню не воспринимает, поскольку владельцами большинства радиостанций есть русские?

На самом деле такой закон должен заработать еще в девяностых годах, когда Украина обрела независимость и когда формировался медиа-пространство. Тогда бы не было такого засилья формата в виде “русского мира”. Но, как говорят, лучше поздно, чем никогда. И если теперь каждая четвертая песня будет звучать на украинском – это на 26-м году независимости станет прогрессом! С другой стороны, почему каждая четвертая, а не каждая вторая?

Некоторые радиовещатели рассказывают, мол, им трудно находить хорошую украинскую песню. Это лишь лицемерные отговорки. На сегодня есть столько качественного русскоязычного песенного продукта, что это вообще не должно вызвать никаких трудностей. Есть разве что сила привычки – диджеи и другие лица, которые составляют программу, привыкли идти протоптанной дорожкой. А любые изменения вызывают у них раздражение, как, скажем, у жены депутата Верховной Рады Сергея Лещенко Анастасии Топольської. Хотя она, как жена оппозиционного политика, имела бы, как никто другой, понимать, что здесь надо заботиться не о свои удобства и комфорт на работе, а о государственных интересах. Обозвав депутатов ВР “дебилами” (кстати, ее муж тоже попадает под эту категорию. – Г. Я.) за то, что проголосовали за этот закон, сообщила в соцсетях, что теперь ей придется отменить свое радиошоу на KISS FM за нехватки качественной украинской музыки.

На самом деле госпожа Топольській, очевидно, не хватает желания искать качественную украинскую песню. Правда, после волны возмущения и критики в ее адрес Топольська публично извинилась за свои высказывания.

Введение закона об увеличении радиопространства для украиноязычной песни – гигантский шаг вперед. А когда украиноязычной конкурентоспособной музыки станет еще больше, появятся и следующие шаги, которые позволят развиваться русскоязычным певцам. Их перестанут ставить в шоры или загонять в прокрустово ложе того формата русскоязычной музыки, который сами себе установили. Такие исполнители, как победительница “Евровидения” Джамала, Тарас Петриненко, Ирина Федишин, Павел Табаков, Наталка Карпа, Святослав Вакарчук, Александр Пономарев и многие другие демонстрируют великолепный разножанровый украиноязычный продукт.

Квоты должны быть введены не только на музыку, а вообще на украинский язык в теле-и радиоэфире. В свое время был принят закон об обязательном дублировании фильмов. Телеканалы пошли самым легким путем – ставили внизу кадра синхронный и не всегда качественный перевод. Фильмы должны быть продублированы на национальном языке. Конечно, это дополнительные затраты для того, кто эксплуатирует эти фильмы. Зато озвучка дает работу многим украинским артистам.

Не можем до сих пор избавиться и ведения передач двумя языками – украинским и русским, которое было введено еще во времена президентства Леонида Кучмы. С годами такое двуязычие набирала обороты, хотя для большинства украинцев такая двуязычие – дикость, когда двое ведущих разговаривают на двух разных языках. Это выглядит неестественно. Есть государственный язык и она должна быть языке популярных шоу, концертов и телепрограмм. И это также должно быть поддержано соответствующим законом.

Комментарии для «ВЗ»

Павел Табаков, певец, композитор

Этот закон открывает новые перспективы для украинских композиторов и исполнителей. Каждый, кто писал на украинском, не мог рассчитывать на какие-то роялти (платежи за использование произведения. – Г. Я.). Если песню не крутят по радио или телевидению, о каких роялти может идти речь? Во всем цивилизованном мире, если человек вносит вклад в интеллектуальную работу, получает проценты от использования этого труда. Принятый в Украине закон будет способствовать этому. Выиграют и украиноязычные певцы, которые будут работать с еще большим вдохновением, когда увидят, что их музыка нужна и ее слушают. Это будет стимулировать исполнителей делать модный современный продукт. Ведь наша земля богата талантами.

Александра Гнатик, директор радио FM Галичина

В эфире нашего радио звучит 75 процентов украинской песни и только 25 – иностранного. За шесть лет нашего существования мы, имея такое музыкальное наполнение, по исследованиям, на третьем месте среди других украинских радиостанций. На самом деле нет проблемы относительно наполнения эфира украинскими произведениями. Недавно мы собирались в Киеве на заседании радіокому, и FM Галичина предлагала свою музыкальную базу для других радиостанций, которые по непонятным причинам жалуются относительно украинского наполнение в эфире. Хорошая украинская песня существует! Больше всего радует, что сейчас, как грибочки, появляются молодые талантливые украинские исполнители, которые записывают замечательные произведения в студиях, и их смело можно ставить в ротацию.