«В одном салоне еще и вышибалой подрабатывал…»

Корреспондент «ВЗ» узнавала, что заставило профессионального баскетболиста переквалифицироваться в стилиста

«В одному салоні ще й «вишибалою» підпрацьовував...»

В одном из парикмахерских салонов в центре города мое внимание привлек мужчина-парикмахер с колоритной внешностью. Высокий, накачанные мышцы, на бедрах оригинальный пояс для парикмахерских инструментов, как у ковбоя. Женщины, которые присутствовали в зале, наблюдали за симпатичным мастером, а некоторые откровенно “пожирал” его глазами… Интересно, почему этот парень выбрал профессию парикмахера, и что он сам думает про мужскую красоту. Мы встретились в одном кафе за чашечкой кофе. Вячеслав Куракин – в прошлом профессиональный баскетболист, а ныне парикмахер-стилист – рассказал о своей работе, клиентах и многом кардинально изменил свою жизнь.

«В одному салоні ще й «вишибалою» підпрацьовував...»

— Вячеслав, почему вы решили стать парикмахером?

— Я профессиональный баскетболист, закончил инфиз” (рост у Вячеслава – 1 м 92 см. — Авт.). После окончания института какая перспектива у спортсменов: идти в школу учителем или заниматься тренерской работой. Когда еще играл профессионально, параллельно работал в школе, имел четвертые и одиннадцатые классы. Вспоминаю свой первый урок. Пришли с детьми на стадион, что недалеко от школы. Все выстроились. Поздоровались. Дети начали бегать по кругу. Бегут, смеются… И тут одна девочка, такая полненькая, зацепилась за металлическую пластину от старой скамейки и упала. Рассекла ногу, вся в крови. Я ее подхватываю на руки. Бегу в медпункт.

— Это было для вас как недобрый знак или освободились через какие-то другие проблемы?

— Работа в школе ответственная, но интересная. Правда, зарплата была мизерная. Искал другой работы. Я даже пел на школьных концертах. Моя сестра закончила консерваторию им. Лысенко, другая сестра – парикмахер. Обычно, кроме учителя музыки, остальное педагогов стесняются петь…

Понимал, что спортивную карьеру надо завершать и что-то менять в жизни, потому что если дотяну до 35 лет, не иметь никаких перспектив. Но баскетбол снова победил. Некоторое время еще играл за ровенский баскетбольный клуб “Пульсар”. Тренерских вакансий у них не было. Как игрок получал 4 тысячи грн. Устроился тренером в один из институтов. В таком темпе работал около двух лет. Мы играли игру и проиграли в два очка. В баскетболе, если разница в проигрыше небольшая, 1-3 очка, — это ошибка тренера. Упрекнул тренера в этом… За мой длинный язык меня уволили. С девушкой разошелся. Решил вернуться с Ровно до Львова. Деньги, которые копил на свадьбу, потратил на курсы по парикмахерскому искусству. Видел, как работала парикмахером моя сестра, мне нравилось то, чем она занимается. Уже на следующий день стою стригу, крашу… А в голове крутятся мысли: “Чувак, еще вчера ты играл в баскетбол. Что ты делаешь?”.

— Среди парикмахеров очень мало мужчин…

— Еще в древности парикмахерами работали сугубо мужчины. Ведущие стилисты как Украины, так и Европы – мужчины. Правда, некоторые женщины, особенно постарше, часто пугаются, когда свои услуги предлагает мужчина-стилист.

— Заметила у вас на руке красную нитку…

— Как-то стриг одну женщину, и она с таким восторгом на меня смотрела, приговаривала: “Ой, как он старается”… Когда я шел домой, мне стало плохо, ноги подкашиваются, все поплыло… Мама сказала, может, меня врекли. Нить – это чисто психологическая поддержка, все говорят, что она ничего не дает.

— Думаю, от девушек отбоя не имеете? Как считаете, каким должен быть настоящий мужчина?

— (Улыбается). Внимание от женщин. Но вряд ли человек будет ходить к тебе в салон через твою внешность: если у тебя красивые глаза ты накачанный. Это действует максимум раз-два. Ты должен хорошо сделать свою работу. Настоящий мужчина должен быть ответственным, добрым, сострадательным. Очень не люблю наглости и фамильярности.

— Парикмахерское искусство — прибыльный бизнес?

— Может быть прибыльным. Я поработал в разных салонах: и в дорогих, и в дешевых. Но людей, которые могут позволить себе тратить в салонах большие деньги, немного. Часто клиенты экономят на парикмахерских услугах… Для парикмахера важно сформировать клиентскую базу. Приобретение клиентов – длительный процесс. И не важно, сколько ты лет работаешь: двадцать два. Девушка підстрижеться у опытного мастера, но ей не понравится, больше не придет. А пойдет к кому-то, кто работает один день, и будет к нему ходить постоянно. Есть парикмахеры, которые не развиваются, и клиенты это видят…

В среднем парикмахер в центре города зарабатывает 2 тысячи грн. за две недели. Я работал с людьми, которые зарабатывали по 7 тысяч за две недели.

— Когда только начинали свою работу, был страх испортить прическу, сжечь волосы?

— Сжечь волосы не боялся, потому что у меня хорошая школа. Колоруванню меня научили, все доступно объяснили, кроме того, я сам интересуюсь много. Есть сестра, которая всегда подскажет. У нее опыт больше, чем у меня (Вячеслав работает парикмахером два года, получил золотой диплом. — Авт.). Когда я заканчивал курсы, мне говорили: “Мальчик, ты такой симпатичный, высокий. Все красиво делаешь, понимаешь свое дело. Ты пойдешь в любую парикмахерскую, ногой откроешь двери, и тебя возьмут на работу”. Я был уверен в себе. И когда дошло до дела, все оказалось не так просто. Когда меня видели владельцы, глаза у них загорались. Когда спрашивали, какой у меня опыт, — отказывали… Обошел парикмахерских двадцать. Заходил не в каждую. Нет стажа, никому ты не нужен. Владельцы хотят, чтобы ты имел клиентскую базу, не испортил прическу человеку, который впервые зашел в салон…

Страх, конечно, был… Брал волосы в руку, начинал краснеть, потеть, руки дрожали… Тогда меня спрашивали: “А вы давно работаете?”. Один человек как-то вообще встал и попросил, чтобы его достриг кто-то другой. Девушки-парикмахеры в таких случаях плачут, хотят увольняться. Психологически трудно. Я себя успокаивал: “Тебе 25 лет, у тебя спортивное прошлое. Стыдно”… Сейчас работаю, хочу развиваться, чтобы достичь высокого уровня. Главное – трудолюбие.

— Как относитесь к критике?

— Любую критику надо анализировать. Как на меня, парикмахер должен иметь художественный вкус. Конечно, знать теорию. Если у человека круглая голова, ты не можешь сделать ее еще круглее… Если “квадратное” лоб — ты должен скрыть такой недостаток. Это элементарные вещи, их надо знать.

— Часто человек не может объяснить мастеру, чего хочет…

— Как-то в одном салоне я имел такой случай. Пришел человек, администратор не могла понять, что он хочет. Зовет меня. Я там еще вышибалой подрабатывал (улыбается). Цыган надо вывести, то пьяных… Она подумала, что он “с прівєтом”. Клиент снимает шляпу, рассказывает, какую он прическу хочет… С одной стороны – лысый, с другой – волосы. “Может, вы хотите, чтобы я вам “площадку” сделал?”. “О, ты меня понял!”. Это стрижка “квадратом”. Оказалось, что это преподаватель одного из львовских университетов. Он мне еще “чаевые” хорошие оставил… Важно установить контакт с человеком. Не люблю работать в тишине. Когда ты общаешься с клиентом, легче узнать, что человек хочет, какой у нее стиль жизни… Часто люди занимаются дома самодеятельностью, белые волосы перекрашивают в черное… Приходят “зеленые” и просят что-то сделать. Еще и краску свою приносят. А я вижу, что это гремучая смесь, если начну красить, волос вылезет…

— Существует ли мода на стрижки? Немало женщин консервативны и редко меняют свой стиль.

— Не думаю, если в моде будет ирокез, все начнут так стричься. Каждый выбирает такую прическу, которая ему подходит. Я когда-то говорил, что никогда не фарбуватиму волос. Но попробовал (у Вячеслава едва заметная міліровка. — Авт.). Волосы у меня вьющиеся, покрытый кератином – это естественный протеин (кератиновое выпрямление — дорогостоящая процедура, стоит от 1300 грн., в зависимости от длины волос, длится 3-3,5 часа, сохраняется около трех месяцев, волосы идеально гладкие. — Авт.). Советую женщинам не откладывать красоту на будущее…