«Верховино, свет ты наш, эй, как у тебя здесь мило!»


Журналист «ВЗ» училась готовить домашний сыр и переоделась в гуцульский строй.

«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»

“Вот Жабье, гуцульская столица…” — так когда-то писал Иван Франко. Вплоть до 1962 года Верховина носила не слишком звучное название Жабье. Небольшой поселок городского типа на берегу реки Черный Черемош сегодня является настоящей колыбелью украинской культуры. По разным подсчетам, в поселке живет от пяти до семи тысяч человек. Здесь еще с дедов-прадедов сохранились традиции, обычаи и обряды. Горы обступили Верховину, словно оберегая ее самобытность и уникальность от цивилизации.

До областного центра 150 километров, железной дороги нет. Ближайшая железнодорожная станция — Ворохта (31 километр). Время от времени серпантинними горным дорогам ездят “бусики”. Здесь свой, не понятный жителям мегаполисов, мир.

В самом центре поселка — дом Сергея Параджанова. В ней жил во время съемок фильма “Тени забытых предков”. Поскольку лента рассказывает о жизни гуцулов, то для лучшей передачи атмосферы режиссер жил с настоящей гуцульской семьей — Василием и Марией Хімчаками. Они тоже принимали участие в съемках. За несколько метров от дома начинается грунтовая дорога ведет на гору Пушкарь. Там снимали некоторые сцены из фильма.

«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»

Поднимаюсь чуть выше, там уже другая атмосфера. Если у автовокзала есть несколько магазинов, ездят машины и ходит много народа, то чуть выше чаще можно увидеть повозку с лошадью, чем велосипед, а вместо магазина — сельский киоск, в котором можно купить все необходимое: от чулок до хлеба. Не могла упустить возможности прокатиться на телеге. Усевшись на громадные мешки с картофелем, с ветерком ехала по горной местностью.

Смешались в кучу кони, люди… А в Верховине еще и коровы. Здесь их на каждом шагу — на дороге, во дворе, у реки. Их пропускают машины и терпеливо обходят люди. Как в Индии.

«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»

Однако не стоит думать, что Верховина — забытое Богом село. Здесь есть и Интернет, и клуб. По дороге замечаю местного парня, который сидел возле сарая с ноутбуком. “В некоторых домах есть wi-fi, в месяц это стоит около 150 гривен. Удовольствие недешевое, но нужное. Слышал, что в селе есть даже новомодное 3G. Но наша социальная сеть — это дискотека. Каждую субботу в местном клубе”, — говорит 14-летний Василий.

«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»

Добравшись необходимой дом — музей сыроварения, сажусь передохнуть. В музее мне рассказали не только про местные кулинарные традиции, но и учили варить домашнюю брынзу. Для ее приготовления нужно свежее овечье молоко. Его процеживают в деревянную бочку через чистое густое полотно или марлю. Затем добавляют кляг — сывороточную закваску. И оставляют киснуть. Процесс приготовления длится около недели, а выдержка — 30 дней. Для тех, кто не такой охочий до обучения, может купить готовую продукцию. Стоит дешевле, чем на базаре, — 80 гривен за килограмм. Хотя верховинская брынза органичнее, ведь все сырье местного происхождения. Как доказательство, рядом все время бродили овцы.

Местные очень гостеприимны и разговорчивы. От них узнаю, что больших денег туристы не привозят. Поэтому большинство верховинских мужчин ездит на заработки в Россию. Работают там на строительстве. А женщины в Польше на сезонных работах.

«Верховино, світку ти наш, гей, як у тебе тут мило!»

Моя давняя мечта — увидеть себя в аутентичном украинском одежде. Местные посоветовали проехать несколько остановок маршруткой до музея “Вышиванка”. Там меня встречали как дорогую гостью. Хозяйка музея — Галинка Верховинка, – наряженная в настоящий гуцульский строй, приветливая и гостеприимная. Складывалось впечатление, что приехала к бабушке в деревню. В течение следующего часа происходила настоящая магия. Под песни и примовляння меня одевали в гуцульский строй. По словам пани Галины, ему около 70 лет. Он оказался нелегким, свободно двигаться в нем почти невозможно. И сам процесс тоже не очень быстрый. “Невесте на свадьбу только голову “надевали” около трех часов. Это делала специально обученный человек. На свадьбу специально шили венок. Шить его могла только счастливая в браке женщина. Потом вязали на пояс платка, которых должно быть 5-7. Чем богаче невеста, тем больше”, — объясняет Галина. Весь процесс меня растрогал до слез. Складывалось впечатление, что меня действительно одевают до брака. Невероятная энергетика одежды и пения заставила меня задуматься о украинская свадьба…

Без преувеличения можно сказать, что Верховина окутана мистикой. Порой казалось, что из темных верхушек гор кто-то внимательно за мной наблюдает. Здесь нет ярких біґбордів и крупных магазинов. Этот край богат на легенды, природные и архитектурные достопримечательности, есть чем развлечь глаз и подогреть фантазию.