Витольд ШАБЛОВСКИЙ: «Днем встречался с турецкой элитой, вечером разделял жилье с бедняками»


Турция — страна контрастов. Кое-где в селах здесь еще и до сих пор происходят “убийства чести”, когда родные вынуждены убить дочь, сестру или собственную жену, если ее заподозрили в измене. В некоторых районах Турции власти пытаются ограничить доступ населению к Интернету. Польский журналист “Газеты Выборчей” Витольд Шабловский поехал в Турцию по одним интервью, а вернулся с книгой репортажей.

Вітольд ШАБЛОВСЬКИЙ: «Удень зустрічався з турецькою елітою, ввечері розділяв житло з бідняками»

“Утром мои подруги пьют со своими ребятами эспрессо, едят круассаны и разговаривают про мировую литературу. А после обеда одевают платки и идут к бабушке на кофе по-турецки. На консервативном востоке видел имамов, что цепляют возле мечетей флаги Евросоюза. А магазины с нарядами для консервативных турчанок предлагают сексуальное белье,” — пишет в своей книге “Убийца из города абрикосов” польский репортажист новой школы журналистики. На украинском сборник репортажей увидела свет в издательстве “Темпора” в переводе Звонки Матияш. “Убийца из города абрикосов” — едва ли не самый известный турецкий террорист ХХ века, Мехмет Али Агджа, совершивший покушение на Иоанна Павла II, и стал той фигурой, которая привлекла Витольда в Турцию. Пытаясь избежать увольнения из таблоида, в котором в то время работал Шабловский, он обещает редактору эксклюзив, которого не принесет ни один другой польский журналист. Поговорить с самим Мехметом не удается, ведь на то время злоумышленник сидит в тюрьме, однако польский журналист разговаривает с его семьей, невестой, окружением и таки выдает вполне достойный материал. За Витольдом сразу закрепляется ярлык того, которого можно отправить в Турцию по необходимости, чем и начала пользоваться “Газета Выборча”, работать которой перешел журналист. Через несколько визитов в страны-наследницы Османской империи Шабловский понимает, насколько неоднозначная атмосфера в государстве.

“Турция — раздвоенная, — убежден Витольд Шабловский, — и именно в этом ее драма. Однако ей удается находить общий язык с Европой. Хотя туркам все равно, Европа или не Европа, ведь их страна расположена между реками Тигр и Евфрат — в месте, где родился Авраам, по их верованиям”. В географическом плане в Турции чрезвычайно мала европейская часть. В основном это — побережье Эгейского моря, где когда-то жили греки. Здесь кое-где осталось еще довольно много ужасных бесчеловечных обычаев. “В Турции столкнулся с ужасной историей, — рассказывает Витольд Шабловский. — Мужчину заставляли убить свою невесту, ибо поползли слухи, что она спала со своим кузеном. Это была клевета, однако пара не подверглась серьезному общественному давлению. Мужу, который отказался пожертвовать любимым, не продавали хлеба в магазине и отказались обслуживать в чайной. Когда же он сам сделал себе чаю, официант просто вылил напиток ему на ботинки. В конце концов, они переехали в другой город, но если ты не имеешь денег, то в такой ситуации просто невозможно выжить”.

Однако протест женщин в Турции еще не имеет ярко выраженного характера. Да, здесь бывают случаи, когда к меджлиса (законодательно-представительный орган, аналог парламента. — Авт.) баллотируются бывшие проститутки, пытаясь обратить внимание на проблему женщины. Но акт эмансипации заключается даже не в том, чтобы снять платок — много турчанок этого не добиваются — а хотя бы в возможности выходить на улицу, не быть запертой дома.

Турецкие СМИ мало освещают проблемы собственной страны, в большинстве случаев они работают в таблоїдному формате, хотя иногда и попадаются страницы с серьезным анализом. Показательные обращение журналистов к проблемам общества происходят перед выборами. Тогда формируется так называемый предвыборный автобус, который курсирует с журналистами по стране. Витольду Шабловському удалось войти в список экипажа. Однако “Газета Выборча” не была готова оплачивать пребывание своего журналиста в этой стране, поэтому после встреч с известными политиками и журналистами Витольд искал гостиницы, где можно было бы переночевать, в пределах 20 долларов за сутки. “Днем я встречался с турецкой элитой, а вечером — разделял жилье с бедняками, — улыбается журналист. — Все они искали пристанища за 5-20 долларов за ночь. Однако имею такое впечатление, что я больше узнал о Турции в этих отелях, чем из уст высокопоставленных чиновников”.