«Я – полноценная здоровая женщина. Только передвигаюсь на коляске»

29-летняя Ирина Царук, которая более десяти лет не может ходить, ждет второго ребенка

«Я – повноцінна здорова жінка. Тільки пересуваюся на візку»

Я познакомилась с 29-летней жительницей Холодной Воды Ириной Царук (женщина 24 года передвигается с помощью инвалидной коляски) на фотосессии проекта “Спасибо тебе, мама, за жизнь!”. Суть соцпроекту, который организовывает женский бизнес клуб “Новация” при поддержке Львовской ОГА, — матерям и их детям бесплатно делают прически и макияж, потом фотосессию. 4 июня во Львове состоится финал акции Mama party, где представят слайд-шоу эмоциональных фотографий. Ирина пришла фотографироваться со своим мужем Евгением (28 лет) и сыном Матвеем. Над образом мамы в инвалидной коляске работали визажисты и парикмахеры.

Ирина аж излучает счастье, много улыбается, во время разговора активно жестикулирует. Это счастливая, радостная женщина, которая любит жизнь и свою семью. Держится за животик, дает мне погладить на счастье. Говорит, ждет мальчика. Малыш активно двигается в животике. Если первая беременность прошла легко, потому что Ирина была в лучшей физической форме, то вторая дается немного сложнее. Ирину поддерживают любящий муж и сын. Матвей демонстрирует мне, что взрослый:“Меня зовут Матвей Царук! А вас? Я жду братика. Название его Северинком”.

“До пяти с половиной лет я была вполне здоровым и очень активным ребенком, — рассказывает Ирина Царук. — И вот однажды прыгнула температура под сорок градусов. Родители отвезли в больницу. Утром не могла встать на ноги. Врачи объяснили, что это было осложнение после гриппа. Меня полностью парализовало. Поставили диагноз — паралич нижних конечностей. Потом отказала шея. Не могла даже держать голову. На протяжении месяца меня кололи… семнадцать раз на день. Врач просил молиться. Шею отпустило, а на ноги так и до сих пор не могу стать”.

После этого Ирина передвигается в инвалидной коляске. Раньше всегда была в депрессии. Сидела дома, никуда не выходила, потому что стеснялась. Родители поддерживали как могли. Говорили Ирине: “Ты должен давать себе совет, потому что мы не вечные”. Девушка твердо решила — не стоит ныть и жаловаться на судьбу, а взять себя в руки и жить так, будто инвалидной коляски нет. Ездила в реабилитационный центр в крымские Саки. Это изрядно помогло. Девушка начала відживати на глазах. Захотелось любить, жить и получать образование. Поступила в Львовскую коммерческую академию на факультет учета и аудита (не успела закончить, потому что ушла в декрет, занималась воспитанием ребенка. — Авт.). Вспоминает, было крайне сложно передвигаться в инвалидной коляске по разным этажам учебного заведения. Хорошо, что одногруппники не были равнодушными и помогали попасть в нужную аудиторию.

Ирина рассказывает, что никогда не мечтала о принце на белом коне, потому что была реалисткой. Но мечтала родить ребенка. В 21 год вышла замуж, в 22 — родила мальчика. Ирина познакомилась с Евгением девять лет назад. Евгений родом из Крыма (г. Керчь). Мужчина хорошо общается на украинском. Судьба свела их на Закарпатье в г. Мукачево. Евгения отправили туда на медицинскую практику — волонтером от реабилитационного центра. Ирина проходила в мукачевской клинике курс реабилитации.

Евгений ухаживал за Ириной, следил, правильно ли она передвигается на коляске. “Может, сразу не почувствовали, что мы родственные души? Но потом все как-то закрутилось само собой, — рассказывает Ирина. — Были в Мукачево вместе десять дней. Он отвез меня домой. Потом попросился переночевать, ибо не успел купить билеты до Крыма. Тогда пошутил, что, мол, приехал посмотреть на мои имения. Через месяц я уехала в Крым в санаторий. Евгения тоже туда прислали волонтером. Сначала жила и лечилась в санатории. Потом снимала квартиру возле Евпатории. Евгений приходил ко мне в гости, иногда я ездила к нему. Мы имели общих друзей, в частности известную реабилитолога Марьяну Гординську. Она тоже встречалась с парнем из Керчи, который передвигался на инвалидной коляске. Их отношения разорвались, а мои с Евгением — нет. Встречались полтора года. Потом Евгений сделал мне предложение, сразу занесли заявление в ЗАГС”.

Евгений вспоминает, что его родители не очень обрадовались невестке в инвалидной коляске. На свадьбе родственников мужа не было. “Я просто их поставил перед фактом — еду к своей невесте, и все!” — вспоминает Евгений Царук. Наибольшее недовольство высказывала бабушка Евгения. Она впервые познакомилась с Ириной, когда приехала на крестины своего правнука. Ирина не выглядит на свои годы, а минимум на пять лет моложе. Даже при надежды у Ирины шикарный френч-маникюр гель-лаком. Спрашиваю про рецепт молодости и ежедневный уход за собой. “Раз в месяц стригусь, крашу волосы (во время беременности перестала краситься), делаю маникюр, — говорит женщина. — Дома делаю маски для лица, очищаю скрабами. Раньше посещала косметолога. Стараюсь стильно одеваться, слежу за модой”.

Семья ведет активный образ жизни. Ирина Царук посещает акции, кинотеатры, кафе. Матвей — секцию по футболу. Летом семья отдыхает в Карпатах. Берут палатки и айда загорать под горным солнцем. Все удивлялись: как можно на инвалидной коляске передвигаться в горах да еще и за собой сына таскать… Ирина всем отвечает: “Можно — если хочешь!”.

“Жизнь в инвалидной коляске — не приговор! — говорит женщина. — Сейчас не представляю себе ходячего жизни, уже адаптировалась к тележке. Не надо никогда ничего ждать от людей. Надо самому справляться! А не жить по принципу, что все тебя должны жалеть и тебе кто-то что-то должен. Я — полноценная здоровая женщина. Только передвигаюсь на коляске. Люди по-разному реагируют на таких, как я. Некоторые тычут пальцем. Если кто-то говорит, то делаю “морду кирпичом” и погнала на коляске дальше. Однажды встретила на улице маму с сыном. Мальчик говорит: “Вот тетя на велосипеде едет!”. Мама отвечает ему, что это не велосипед, а инвалидная коляска. Потом сказала сыну: “Если будешь невежливый, то Бог тебя так накажет…”. Я не выдержала и ответила ей, что некрасиво делать из своего ребенка калеку”.